aif.ru counter
2438

Мурад Аджи: «Дербенту не повезло»

Ученому, писателю Мураду Эскендеровичу Аджи, исполнилось 70 лет. Его книги, переведенные на английский, немецкий, испанский, турецкий и многие другие языки, принесли автору мировую известность. У Мурада Аджи миллионы почитателей и, наверное, не меньше недругов. Его представления о развитии человечества не оставляют никого равнодушным.

 Зная о тяжелом недуге, который преследует ученого в последние годы, мы долго не решались побеспокоить юбиляра. И все же прослышав о нашем желании взять у него интервью для газеты, Мурад Эскедерович несмотря на  недомогание, любезно согласился ответить на наши вопросы.

Отделить правду от лжи

– Для любого человека, тем более человека творческого, юбилей –  это повод оглянуться, подвести итоги.  Скажите, Мурад Эскендерович, какой период вашей жизни был наиболее сложным?

– Признаюсь, никогда не сравнивал. Не знаю, какой более сложный. Одно могу сказать точно: каждый период жизни был по-своему интересен. Всю свою сознательную жизнь я работал. Работал над собой. Это и есть самое сложное.

Уже в пятнадцать лет был учеником токаря на московском заводе «Станколит», учился в школе рабочей молодежи. Еще успевал заниматься спортом. МГУ – тоже важная страница моей жизни, как и последующая аспирантура. Тем более, что тема диссертации была для меня прорывом в совершенно новую, незнакомую область знания. Чтобы постичь ее в деталях, отправился на Север, работал бурильщиком на прииске, тысячи километров проехал по зимникам, узнавая реальную жизнь.  

Многому научил Комсомол, была и такая страница в биографии. Работа в райкоме дала в первую очередь опыт общения с людьми и умение выступать перед любой аудиторий. Это очень пригодилось  в дальнейшем.

Завод, Комсомол, университет, диссертация… Казалось бы, никакого отношения к тюркологии и писательской деятельности они не имеют. Но  без них не было бы того «творческого человека»,  о котором вы говорите.

– Каково  быть независимым ученым, писателем и все время плыть против течения, низвергая все ныне существующие официальные версии о нашем прошлом?

–  Независимым стал не по своей воле и ничуть о том не жалею. После выхода в свет книги «Мы – из рода половецкого!» меня уволили из редакции журнала «Вокруг света». Я стал безработным. Как ни парадоксально, это помогло сконцентрироваться на главном. Занятие, которое прежде было, скорее, увлечением (имею в виду писательство), стало основным делом моей жизни.

Так счастливо совпало, в стране бушевала «перестройка», отменили цензуру, коммунистическую идеологию, а вместе с ними – старые догмы. В этой бушующей стихии страстей, которая охватила страну, и рождался независимый ученый, писатель Мурад Аджи. Если уж быть откровенным, не считаю себя тюркологом. Да, так называют меня, но я остаюсь верным своей науке – географии.  Она позволяет шире смотреть на мир, ориентироваться в пространстве и во времени, учит искать причину и следствие. Благодаря географии я стал тем, кем стал, и приобрел много друзей. И недругов, конечно, как же без них. Важно понять - достичь единомыслия  в науке, также как в политике, невозможно. Как говорится, если на твоем пути не встречаются недоброжелатели, значит, либо ты не туда идешь, либо стоишь на месте.

Королевство Кривых Зеркал

 – Вы пишете: «Свободные люди должны иметь  правдивую историю, а не ту, что придумали». А если это слишком горькая правда? И герои теперь –  не герои, и святые –  как бы не святые, и баталий, коими гордились, вовсе не было. Станет ли такой народ переписывать свои учебники по истории?

–  Уже переписывают. Но не народ… Вы не первый, кто задает мне такой вопрос. Чему удивляться, если только в советское время учебники по истории переписывали раз шесть или семь, практически через каждые десять лет. И никаких проблем: власть приказывала, «переписчики» исполняли.  Сегодня происходит то же самое. На наших глазах в очередной раз переписывают историю России. Опять придумывают, но придумывают по-другому, с другими аргументами и терминами.

Понятно, создание нового учебника по истории не может проходить без участия государства, все-таки решается важная проблема – формирование личности будущих граждан страны. Но сколько можно воспитывать на неправде? Подлинная история нашей страны насчитывает две с половиной – три тысячи лет. Это подтверждают находки археологов, древние рукописи, генетика, наконец…  И народ, хранящий память о том далеком прошлом. Но хранящий по-своему. Это – эпос, легенды, песни, пословицы, семейные предания.

Однако у нас все то, что  накопила народная память, вызывает презрение у некоторых историков. В Интернете  гуляет модное словечко «фолк-хистори» (буквальный перевод  –  «народная история»). Его стараются наполнить оскорбительным содержанием, называя народ «охлосом», «толпой»,  проще говоря, «быдлом».  Откуда такое презрение к собственному народу? Зачем превращать Россию в Королевство Кривых Зеркал?!

И все-таки надеюсь, что правдивый учебник по истории рано или поздно будет написан.  На нем станут воспитывать новые поколения россиян. Надо только помнить мудрые слова французского философа Шарля Монтескье: «Привить детям любовь к отечеству можно лишь в том случае, если эта любовь была у отцов».

 – Вы, Мурад Эскендерович, прекрасно владеете  русским языком, обладаете изящным, доходчивым слогом. Не пробовали писать художественные произведения или скажем сценарии для фильмов?

– Мне нравится ваш вопрос тем, что возвращает в молодость.  Свою литературную деятельность я начинал как раз как детский писатель. Получалось, вроде бы, неплохо во всех отношениях. Первая книжка «О том, как дороге дорогу искали» вышла в 1976 году огромным тиражом  в очень престижном издательстве «Детская литература». Книгу быстро раскупили. Более того, она попала в хрестоматию, рекомендованную Министерством просвещения РСФСР для дополнительного чтения в национальных школах.

Всего у меня вышло пять детских книг, а сколько публикаций в детских журналах – даже не припомню. Это была очень хорошая школа, которая оттачивала писательское перо. Кто пробовал, знает, что нет ничего более трудного, чем писать для детей. У меня, кажется, получалось.

Казалось бы, дорога открыта. Но мне уже было тесно в рамках этого жанра. Я всерьез увлекся научной публицистикой.  «Новый мир», «Вокруг света», «Знание – сила», «Наука и жизнь» – сотрудничество с ними и другими журналами помогло обрести более широкую аудиторию.  Душа просила простора. Сегодня, когда за спиной сотни статей и десятки книг, рискнул вспомнить молодость и обратился к художественному жанру. В своей последней книге «Великая Степь. Приношение тюрка» впервые опубликовал сюжетную композицию пьесы «Царь Аттила». К сожалению, до конца реализовать свой замысел не удалось, помешала болезнь.

Кроме того, в этом же юбилейном издании опубликован сценарий документального фильма «Кавказские война и мир».  К сожалению, все та же болезнь не дала мне выехать на съемки, и фильм пока не сделан. Надеюсь, и пьесу, и фильм удастся сделать другим.

 –  Хотя вопрос из области фантастики, и все же  интересно услышать  ваш ответ. Если бы вы имели возможность переместиться в  любую  эпоху, с кем из персонажей прошлого хотели встретиться и что бы вы у него спросили?

Не с далекими персонажами прошлого хотел бы встретиться, а со своими близкими – дедушкой, прадедушкой, которых уже нет в этом мире. Так много вопросов к ним. У прадедушки спросил бы, о чем они говорили с Львом Николаевичем Толстым, есть такое семейное предание об их встрече в Ясной Поляне. Узнал бы о службе в Собственном Его Императорского Величества Конвое в Петербурге. В Архиве нашел документы о том периоде, но они не заменят живого общения.

А дедушку расспросил бы о жизни в Баку, о его общении с Нобелем. Да-да, тем, кто обессмертил себя  самой престижной премией в мире. В Баку я нашел дедушкин дом, но стены его молчали.

Отделить правду от лжи

 – Раз уж вы вспомнили близких, давайте поговорим о Дагестане, нашей малой Родине. Дербент называют самым древним городом России. Но совсем недавно появилось сообщение, что Керчь чуть ли не на 3 тысячи лет старше Дербента. Как вы относитесь к подобным утверждениям?

–  К сожалению, мы не знаем своей истории. Кто сегодня  скажет хотя бы два слова о Кавказской Албании? Ее первой столицей был Дербент, духовный центр средневекового мира.

Кто расскажет о стране Арран?  Так на Востоке называли Кавказ, точнее Кавказскую Албанию. «Святая земля»  – вот перевод этого слова, она занимала территорию всего Кавказа: от Аракса на юге – до Терека на севере, и от Черного моря до Каспийского – с запада на восток. Сегодня лишь руины взорванных храмов и монастырей напоминают о той стране.

А что вы слышали о четвертой рассе человечества? До Кавказской войны XIX века этот термин употребляли ученые Европы по отношению к жителям Кавказской Албании, или кавказцам. За особое чувство гордости, за духовную стойкость выделяли этих людей.

Конкретно о Керчи ничего не скажу, не был там. А в Дербенте бывал.  И едва ли не каждый раз слышал разные даты его рождения, что удивляло.  Свое удивление высказал в книге «Дыхание Армагеддона». Все эти игры с датами нужны политикам. Сколько было таких споров по поводу дутых юбилеев. И что?  К сожалению, Дербенту опять не повезло. Не нашлось достойного археолога. Спорят о датах, играя тысячелетиями. И никто не сказал, что возвысило город. Как о нем узнали в дальних странах?

Я пришел к выводу, невежество людей культивируется сознательно. И Дагестан – жертва этого незнания.  Принцип «Разделяй и властвуй» известен с давних времен и он уже столько веков успешно работает на территории всей России.

 – Мурад Эскендерович,  в одном из интервью вы сказали: «Мне интересна не история, а уроки,  которые можно извлечь из нее». Какой самый важный из этих уроков для вас?

– Я извлек несколько уроков. И каждый по-своему важен. А самый главный не имеет отношения к истории. Еще на Древнем Алтае учили этот урок: «Говори правду, правде никто не воспротивится».  Я не сразу пришел к пониманию глубины этой мысли. Мои занятия историей привели к убеждению, которое и основано на этом постулате: «Интересы побеждают на мгновение, а правда – навсегда». Вот, наверно, самый главный урок, который я вынес к своему юбилею.

 –У нас еще уйма вопросов к Вам, которые мы хотели бы Вам задать, но боюсь мы и так вас утомили. В завершении нашей беседы, что бы вы пожелали дагестанцам?

 Каждый человек  мечтает о счастье. Но по-настоящему испытать это чувство можно, когда сделаешь счастливым других. Я желаю своим землякам счастья – того состояния, когда душа до краев наполнена Небом. И, если мои книги помогут им, буду счастлив вдвойне.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество