aif.ru counter
342

Как дагестанцы предотвратили теракт в Москве и получили цветной телевизор

Из республик Северного Кавказа наибольший интерес для него представлял Дагестан. Один из бывших руководителей контрразведывательного аппарата органов госбезопасности страны, генералом-майор в отставке Анатолий Шиверских, курировавший в свое время «кавказскую линию» в оперативной деятельности КГБ, спустя долгие годы делится секретами работы с собкором «АиФ Дагестан». Эпиграфом к своей недавно вышедшей в свет книге «Разрушение великой страны. Записки генерала КГБ» офицер ФСБ взял слова Расула Гамзатова «Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, то будущее выстрелит в тебя из пушки».

Объекты оперативных разработок

– В Вашей книге встречаются такие выдающиеся личности, как Расул Гамзатов, классик ингушской литературы Идрис Базоркин, генерал армии Филипп Бобков, а также те субъекты, которые именовались в служебных документах «объектами оперативных разработок». Скажите, как Вам работалось на «кавказской линии» и чем она отличается от других направлений оперативной деятельности?

– В 5-ом управлении КГБ СССР, которое возглавлял популярный среди советских чекистов генерал Филипп Денисович Бобков, я занимал одну из ответственных офицерских должностей, связанных с кураторством. Поэтому мне действительно приходилось заниматься, говоря современным языком, кавказской проблематикой, в частности, чеченскими бандитами и армянскими националистами-террористами. Кроме того, по должности я курировал автономные республики и области Северного Кавказа.

В 70-х годах прошлого века в одной из командировок в Чечню во главе группы оперативных работников центрального аппарата КГБ я выезжал в Советский (Шатоевский) район, где, по имеющимся данным, скрывался известный абрек Хасуха Магомадов. Он скрывался аж с 1939 года и имел на счету 39 убийств представителей партийно-советского актива. Бандит держал в страхе жителей района, розыск осложняла действовавшая тейповая порука. Все же в результате сложнейшей оперативно-розыскной работы, в которой принимали участие как чекисты, так и местные жители, опасный бандит был ликвидирован.

В тогдашней советской Чечено-Ингушской АССР я занимался также «погашением» ингушско-осетинского конфликта, связанного с Пригородным районом Владикавказа (Орджоникидзе). Ингуши считали себя ущемленными, поскольку после возвращения в 1957 году из высылки в Казахстан они не могли вернуться в этот район, где раньше проживали. Именно тогда я встречался с известным ингушским писателем Идрисом Базоркиным, который считался неформальным духовным лидером нации. В результате принятых совместно с партийно-советскими органами мер удалось постепенно свести на нет опасный своими непредсказуемыми последствиями межнациональный конфликт.

В те же годы мне пришлось возглавить группу сотрудников 5-го управления, которая была направлена в Ереван для работы по так называемым «взрывникам», организовавшим в Москве теракты восьмого января 1977 года. В этот обычный день в 17 часов произошел мощный взрыв в вагоне метро в переходе между станциями «Измайловский парк» и «Первомайская». Через час бомба взорвалась в продуктовом магазине на площади Дзержинского (Лубянка), а спустя 10 минут взрыв прогремел на улице 25 октября (Никольская). Погибли 29 человек, десятки получили ранения различной степени тяжести.

В результате проведенной колоссальной оперативной работы, в которой принимали участие сотни сотрудников КГБ и МВД, удалось разыскать и привлечь к уголовной ответственности группу армянских националистов, которая пыталась посредством террора добиться выхода Армении из СССР. Кстати, свой вклад в эту работу внесла семья дагестанцев, обнаружившая на Курском вокзале сумку со взрывным устройством, которую сдала милиции. Сумку, о которой идет речь, сдали в милицию Шарапудин Магомедов и его жена из села Гимры Унцукульского района, за что они получили награду в виде цветного телевизора и ковра из рук министра внутренних дел СССР Н. А. Щелокова. Таким образом, был предотвращен теракт, который по замыслу террористов-националистов Затикяна и других должен был произойти в день празднования 60-летнего юбилея Великой Октябрьской социалистической революции 7 ноября 1977 года.

Мечеть и церковь

– Как вы познакомились с Расулом Гамзатовым?

– Иногда по различным поводам я выезжал также в Дагестан, где приходилось общаться с разными людьми разных национальностей и вероисповеданий. В один из таких приездов в Махачкалу Расул Гамзатов подарил мне свою книгу «Мой Дагестан» с трогательным автографом. В этой книге великий поэт предостерегает политиков, что с многочисленными народами Кавказа надо проводить очень взвешенную, продуманную политику, избегая задевания своеобразного самолюбия и горской гордости. В этой книге автор много пишет о Шамиле, который одновременно представлен выдающейся и трагической личностью.

Что интересно, русский царь приказал построить в Калуге, где содержался плененный Шамиль, мечеть, чтобы имам и многочисленные его родственники и сопровождающие могли исповедовать свою религию соответственно исламским традициям. Шамиль же задолго до этого приказал построить церковь в Ведено, чтобы христиане, многие из которых служили в различных структурах имамата, могли совершать богослужения в соответствии с традициями своей религии. Добавим к этому, что сын Шамиля Магомед Шафи входил в состав конвоя Его Императорского Величества, служил военным комендантом Казани, получил от царя звание генерала. Вот подлинный исторический пример веротерпимости и толерантности!

Джин из бутылки

– Нам никак не обойтись без вопроса об Афганистане, название которого снова на слуху в связи с активизацией террористической войны в этой стране и на Ближнем Востоке, особенно в Сирии. Как та война, в которой участвовал Советский Союз, нынче «аукается» на Северном Кавказе, в частности, в Дагестане?

– Я прослужил в Афганистане два с половиной года и, в основном, занимался вопросами организации службы безопасности этой страны. Как говорится, с нуля нам удалось создать 7-е управление ХАД (афганский аналог 5-го управления КГБ), в задачи которого входила борьба с национализмом и религиозным экстремизмом. У меня сложились прекрасные отношения с руководством органов безопасности Афганистана, в том числе с Наджибулла, который позже, став президентом, наградил меня орденом и именным оружием.

В этой стране мне приходилось работать в контакте с коллегами из Дагестана, среди которых, прежде всего, называю имя боевого генерала и прекрасной души человека Омара Муртазалиева, которого я недавно поздравил с девяностолетием.

Если кто-то думает, что Афганистан – это далекое в пространстве и времени понятие, то сильно ошибается. Выражаясь аллегорически, именно здесь находилась виртуальная «бутылка», из которой ЦРУ выпустило «джина» в виде талибана. Из этой террористической структуры выросла Аль-Каида, частично трансформировавшаяся в наше время в зловещий ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта). Недаром заместитель Наджибулла, а затем и министр госбезопасности Афганистана, генерал Якуби говорил мне, что, если мы вместе не остановим экстремистов-террористов под Кабулом и Джелалабадом, то потом вам придется останавливать их под Душанбе и Махачкалой. К сожалению, он оказался прав. 

ИГИЛ мы победим

– Анатолий Ильич, существует версия, что развалу СССР, чему посвящена Ваша книга, наряду с «фактором Афганистана» способствовала реализация так называемого «плана Даллеса», который предусматривает в том числе отторжение от Советского Союза и России национальных республик. На Северном Кавказе «забугорные стратеги» особое внимание уделяли дестабилизации ситуации в Дагестане и Чечено-Ингушетии, поскольку обстановка здесь влияла на общественно-политическое состояние страны в целом. Не потому ли были инспирированы войны в этих республиках, чему в огромной степени способствовала горбачевско-яковлевская перестройка? Какую роль эти «два товарища» сыграли в разрушении великой державы и военных конфликтах на Кавказе?

– Если позволите, начну с конца этого непростого вопроса. В своей книге я подробно описываю следующий момент. Председатель КГБ Крючков на исходе восьмидесятых получил достоверную оперативную информацию о том, что «архитектор перестройки», секретарь ЦК КПСС и бывший посол Советского Союза в Канаде А.Н. Яковлев вместе с будущим генералом КГБ Олегом Калугиным (В России осужден к 15 годам лишения свободы за государственную измену, проживает в США) были завербованы ЦРУ еще во время прохождения стажировки в Колумбийском университете. Эта информация исходила от Олдрича Эймса – «крота» КГБ, заведовавшего картотекой агентуры ЦРУ в СССР. Я здесь не раскрываю тайны и не выдумываю ничего.

Об этом сам Крючков пишет в своей книге «Личное дело». Получив эту невероятную информацию, Крючков доложил о ней Горбачеву. Затем по его поручению задал прямые вопросы об искомом Яковлеву, который в ответ, по словам Крючкова, «мычал и кряхтел», но ничего членораздельного не сумел сказать. После второй беседы Крючкова и Горбачева на эту сенсационно-щекотливую тему она как бы растаяла в политических кулуарах, так и не получив логического завершения.

Именно непродуманная политика горбачевско-яковлевского тандема, разбавленная авантюризмом ельцинской команды «гарвардских мальчиков», по большому счету, спровоцировала войну в Чечне и Дагестане, хотя этой трагедии способствовали и другие важные факторы иного порядка и уровня. Это уже отдельная тема.

Что же касается пресловутого «плана Даллеса» по развалу СССР, названного именем деятеля, много лет возглавлявшего ЦРУ, то он действительно предусматривает отторжение кавказских республик, в том числе Дагестана от Советского Союза и России, посредством инспирирования в этом регионе центробежных сепаратистских настроений. Надо отметить, что таким настроениям в немалой степени способствовал безответственный призыв Ельцина, обращенный к элитам национальных республик «взять себе столько суверенитета, сколько можно проглотить», что подхлестнул так называемый «парад суверенитетов». Дудаев в Чечне слишком много его «проглотил», вследствие чего «подавился». В Дагестане своего Дудаева не оказалось, поэтому республике навязали войну с той же целью. Чем все это закончилось, нам всем хорошо известно. Сегодня же на российском Кавказе снова актуализировалась борьба с терроризмом, порожденным как военными конфликтами в Чечне и Дагестане, так и преступной деятельностью варваров из Аль-Каиды и ИГИЛ. Имею основание выразить уверенность в том, что эта борьба рано или поздно закончится полной победой над этим страшным социально-политическим злом. Я в этом абсолютно уверен.

 

Досье

Шиверских Анатолий Ильич, родился я в 1930 году в поселке Кальвари Иркутской области в районе деревни Шивера на Ангаре. Учился в пушном техникуме, а затем в Хабаровском специальном юридическом техникуме №301, после окончания которого в 1954 году отдал 40 лет службе в органах государственной безопасности. Работал в Иркутском управлении КГБ, в центральном аппарате этого ведомства на Лубянке, где курировал «кавказскую линию», был в длительной командировке в Афганистане, возглавлял Смоленское управление Комитета госбезопасности. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество