aif.ru counter
1312

Брат, стха, уци. Дагестан глазами знаменитого российского публициста

Гуманитарная культура выступает одним из элементов и признаков духовной культуры личности, социальных общностей, всего общества. Она во многом определяет внутреннюю мотивацию социальной активности людей. 

Научный консультант Международного научно-образовательного центра имени А.А. Зиновьева Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, кандидат педагогических наук, поэт, просветитель, публицист и философ Михаил Фридман поведал корреспонденту «АиФ Дагестан» о философских проблемах социально-гуманитарного знания, и о том, что его связывает с Дагестаном.

Идеальное место для жизни

- Михаил Феликсович, ну, во-первых, как мне известно, у вас немало стихов о Дагестане. Откуда такой интерес к нашей республике?

- Хороший вопрос. Я гражданин Российской Федерации  - это и моя республика тоже. Более того, у меня много друзей в Дагестане, мне там нравится. У вас очень красиво: осколки кочевой цивилизации, уникальная природа и удивительно открытые люди. В последние несколько лет, я часто посещаю ваши края. Дагестан - самая многонациональная республика, она как модель РФ, тут все народности находят свое место: богатейшая история, оригинальные народные промыслы и ремесла, совершенно не похожие друг на друга языки. Это очень здорово.

- Какой-нибудь язык попытались выучить?

- Нет, конечно, это очень сложно. Взять, например, слово «брат» как самое распространенное, оно на разных языках звучит по-разному. У лезгин - стха, а у рутульцев – шугу, на аварском же «брат» звучит как «вац», уци - у даргинцев и так далее. Я уверен, что из этой республики можно сделать идеальное место для жизни и работы, но это потребует титанических усилий. В Дагестане есть все: и горы, и море, и мощный человеческий ресурс - основная проблема в ментальности, нужно многое менять в сознании. Дагестан, на мой взгляд, не определился стратегически: кто он и где он. Если определится, то появятся и эффективные экономические модели.

- Есть только видимость?

- Я бы сказал, что и видимости нет, хотя республика имеет огромный потенциал развития. Нынешний руководитель республики понимает, что нужно начинать с культуры, речь о перепроектировании общественного сознания, о формировании нового мировоззрения. Как я уже говорил, у Дагестана колоссальный потенциал: и экономический, и социальный, и политический, и культурный. Дагестан обладает всеми признаками самодостаточности. Он мог бы стать роскошным туристическим местом, мощным научно-производственным кластером, крупным финансовым центром, эффективной логистической площадкой. Перспектив достаточно. Тут надо работать с элитами.

- Что вы имеете в виду?

- Дагестан - это не просто республика, это содружество, а точнее контекстное сосуществование диаспор, лидеры которых во многом определяют порядок взаимодействия местного сообщества и социальных институтов, они же формируют общественное мнение - с этим нельзя не считаться. Элиты - это одна из основных внутриполитических сил региона, пытающегося сочетать традиционные ценности Кавказа и тенденции развития современного общества, поэтому они или  - эти элиты – или будут помогать, или станут вредить разработке и продвижению новой стратегии развития республики.

Молодежь перестала думать

-  Систему образования, каких регионов или стран можно взять в качестве образца для нашей республики с учетом ее многонациональности?

- Никаких. Нужно разрабатывать собственную, в соответствии со стратегическими ориентирами и целевыми установками. Республика многонациональная, многокультурная - причем такою она была фактически изначально, а не в результате миграционных процессов последних 20-30 лет. Образование должно быть средством формирования и продвижения стратегии развития республики. Среднее профессиональное образование – техникумы и колледжи - должно ориентироваться на производство, а это проблема. Люди хорошие, добрые, отзывчивые и целеустремленные. Нужно менять формат современной школы, создавать конкурентную среду в педагогическом сообществе, минимизировать коррупционную составляющую, в общем, работы много.

- Сказать - легко, а сделать?

- Причин несколько: Первое: новая школа должна быть ответом на новую стратегию, а ее нет даже на федеральном уровне. Второе: нет кадров ни для разработки новой реформы, ни для ее осуществления - их надо готовить. Третье: этим никто не занимается в Дагестане в принципе. А само по себе оно не вырастет. Переход к новому типу общества, к информационному, не может не сказаться на существующих социальных институтах. Новое общество нуждается в новых институтах. Государство, семья, школа - таким образом, тоже должны измениться в соответствии с требованиями времени, но пока они только ищут новые формы существования. Не определились: школа - в упадке, причем и средняя, и профессиональная, и высшая, и научная - это системный кризис.

- Единый Государственный Экзамен уже несколько лет проводится в школах России, и, кстати, сказать, многие дагестанские ученые утверждают, что новая система обучения, подняла уровень образования у молодого поколения...

- Это заблуждение и оно безосновательно. ЕГЭ основано на натаскивании, а не на образовании. Уровень образования молодого поколения удручает - молодежь перестала думать - она хочет получать только готовую информацию по первому клику. Везде все по-разному, в целом, образование по всему миру в кризисе, однако, в ряде государств, например, ЕС, США, Китай, Южная Корея и так далее, образование является инструментом реализации выбранной стратегии, даже если она тупиковая.

Мое место в России

- Михаил Феликсович, вы, как философ и поэт, должны помнить слова Карла Маркса: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». А в чем состоит дело философии сегодня?

- В проектировании новых смыслов, новых ценностей, нового мышления. В настоящее время мировой кризис - системный, он не только политический, экономический, технологический. Это кризис мышления. Нам всем нужно научиться думать по-новому. Западная модель, основанная на хрематистике (концепция  целеполагания на основе обогащения), себя не оправдала: деньгами всю сложность мира и жизни не описать - нужны иные языки. Философы (исследователи, методологи, художники, писатели и пр.) должны предложить свои решения этой проблемы.

Досье АиФ-Дагестан
Фридман Михаил Феликсович родился 6 октября 1979 года в городе Мытищи Московской области. Писатель, автор изданных шестнадцати художественных книг, академик Международной академии информатизации в генеральном консультативном статусе ООН, советник президента Международной общественной организации “Общество Россия-Германия” член Зиновьевского клуба Международного информационного агентства “Россия сегодня”, научный консультант Международного научно–образовательного центра имени А.А.Зиновьева Факультета глобальных процессов Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова, приглашенный лектор Института менеджмента и маркетинга Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, председатель Совета Региональной еврейской национально–культурной автономии Московской области, соискатель ученой степени доктора философских наук, кандидат педагогических наук, магистр образования Манчестерского университета, выпускник Президентской программы подготовки управленческих кадров Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

- Современное поколение, какое направление в поэзии предпочитает? У вас есть поклонники в Дагестане?

- Да, есть ребята, которые знакомы с моим творчеством, насколько они являются его поклонниками, сказать сложно, так же как и по поводу направления в поэзии. Молодежи всегда свойственны и противоречивые, и протестные, и консервативные предпочтения, поэтому, вероятно, разную поэзию: силлабо-тоническую классику, и постмодернизм, и минимализм.

- То есть сказать, что молодежь перестала интересоваться поэзией, предпочитая компьютерные игры и общение в соцсетях, нельзя?

- Можно, ибо процент этот крайне мал.  Тоже все очень просто: человек рождается и умирает: когда и как он умрет, сколько ему тут быть - он не знает. Остановить - отложить жизнь нельзя, заменить эпоху тоже, поэтому нет иного варианта, как формировать смыслы своего существования. Инструментами по их формированию является литература, искусство, общественное мнение, виртуальная среда, и важно, что с переходом к информационному обществу доля влияния перечисленных инструментов на определение индивидуальной жизненной траектории тоже существенно меняется.

- По прибытию в Дагестан, какие места вы посещаете в первую очередь и чем предпочитаете полакомиться?

- Обычно я останавливаюсь в Махачкале, заезжаем в Дербент и Ахтынский район. Из национальных блюд, конечно, разные виды хинкала, чуду, курзе, шашлык, калмыцкий чай. Запомнились: дагестанские свадьбы, поездки в горы, публикации в местной дагестанской газете. Свадьбы, например, это настоящее стихийное бедствие: буйство красок, много шумных людей, пир горой, девушки с килограммами косметики на лице, под которой не видно их природной дивной красоты, разгоряченные джигиты, танцующие зажигательную лезгинку.

- Какая страна вас удивила больше всех и чем?

- Россия своим вечным непостоянством. Она, конечно, живет вопреки всему, и это не может не удивлять. Очень интересен Израиль, так как на наших глазах фактически с нуля создается классическое государство, но как бы я ни уважал это государство, жить там не смог бы. Мое место в России. Дома. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество