304

Терроризм имеет свои корни в психическом устройстве человеческой личности

Махачкала, 27 ноября - АиФ-Дагестан, Марат Иорданов.

Странные террористы

Борьба со злом чрезвычайно сложна

Зловещее социальное явление, которое в последние годы стало угрозой для многих обществ и даже государств, известное под названием «терроризм», имеет свои корни, как в истории, так и психическом устройстве человеческой личности.

Во имя «справедливости»?

В Российской империи между революциями (1905-1917 годы), наблюдался всплеск революционного терроризма. В то время появились странные террористы, которых трудно было отнести к той или иной политической партии или группировке, а совершаемые ими теракты не позволяли судить о целях, преследовавшихся их исполнителями. Такие преступления не были продиктованы политической волей, а совершались с неясными мотивами, но, как правило, заканчивались изъятием собственности и запугиванием ее владельцев.

Почти то же самое происходит и теперь: бизнесмены запугиваются и обкладываются данью якобы «на нужды ислама», им посылаются флешки с указанием номеров счетов, а полученная таким образом «давла», то есть трофей распределяется, как правило, в пользу самозваных амиров и прочих «начальников».

В те революционные годы провинциальные радикалы, не отягощенные грузом знаний наподобие своих более просвещенных столичных единомышленников, совершая те или иные теракты, порою даже понятия не имели, в интересах, какой конкретной организации действуют. Многие из них не относились ни к каким политическим структурам, однако использовали революционные лозунги для оправдания обыкновенных грабежей.

В настоящее время мы наблюдаем аналогичную картину. Действия многих псевдоисламских террористов не имеют никакой привязки к деятельности тех или иных религиозных или политических структур. Эти акции зачастую оказываются обыкновенными грабежами и разбоями, прикрытыми благопристойными духовными лозунгами. Как видите, место революционных идей и лозунгов столетней давности нынче заняли религиозные постулаты и призывы.

Иногда молодые люди посредством террора мстили за себя или своих родственников, притесняемых представителями силовых структур и разными «начальниками». Рабочий покушался на жизнь мастера, наказавшего его, рядовой нападал на генерала, подвергшего его дисциплинарному взысканию, студент пытался убить ректора, исключившего его из вуза – и все они объявляли себя террористами, борющимися за социальную справедливость.

Представьте себе, и теперь нечто подобное повторяется. Мне лично известны случаи осуществления терактов с целью мести представителям правоохранительных органов, занимавшихся вымогательством или совершивших те или иные несправедливые деяния. Например, в Унцукульском районе было совершено покушение на начальника полицейского подразделения за то, что он привлек к уголовной ответственности невиновного и издевался над ним.

Встречались в прошлом среди террористов и психически не совсем уравновешенные лица, жаждавшие геростратовой славы. Этому способствовало общественное мнение, героизировавшее убийц разных начальников, олицетворявших в сознании масс несправедливую власть. К таким террористам, покушавшимся на жизнь высокопоставленных чиновников во имя справедливости и с целью прославиться, можно отнести известных террористов Бурцева, Езерскую, Фрумкину и других, имена которых были на слуху у молодежи в те годы. Во время смуты и кризисов, когда насилие стало формой общественного бытия, человеческая жизнь не может не обесцениваться. Террористы не ценили и не ценят ни своей, ни, тем более, чужой жизни. Они легко идут на убийство, не важно, кого. Марьям ШАРИПОВОЙ, взорвавшей московское метро, все равно было, кого убивать. Важно было то, что скажут о ней после теракта. Ведь, как это ни печально, находились люди, в представлении которых эта жестокая убийца выглядит чуть не «героиней».

Психически больные

В те смутные предреволюционные времена начала прошлого века по рукам ходили поддельные удостоверения членов партии социалистов-революционеров (ПСР), с помощью которых экстремисты вымогали деньги и материальные ценности в собственную пользу. Подобных «революционных террористов» было так много, что эсеровское руководство было вынуждено информировать общественность через печать о том, что партия не имеет ничего общего с такими экспроприаторами.

Иногда уголовные шайки, приняв обличие «политических борцов» и заручившись поддельными документами, довольно долго занимались грабежами и разбоями, которые ими преподносились как теракты в отношении эксплуататоров в пользу трудящихся. Обыватели, знавшие об этих преступлениях, не только не информировали власти, но при случае помогали преступникам.

Представляет особый интерес участие психически больных в террористической деятельности. С одной стороны некоторые радикальные организации, в их числе и ПСР, специально использовали в проведении терактов психбольных, чтобы заручиться возможностью ввести следствие и суд в тупик. С другой стороны, психически больные становились «политическими» террористами по собственной инициативе, не отдавая себе отчета в совершаемых деяниях.

Имели место также случаи, когда признанные революционные террористы оказывались настоящими психопатами. Популярный в то время экстремист Камо, которого в детстве постоянно истязал садист – отчим, действительно страдал стойким психическим расстройством, что было доказано консилиумом врачей в Берлине. Известный советский фильм об этом армянском революционере, в котором Камо якобы удается ввести в заблуждение врачей, симулировав психическую болезнь, является обыкновенной пропагандистской подтасовкой. Психопаткой была и член Северного летучего отряда ПСР Евстилия РОГОЗИННИКОВА, застрелившая начальника Петербургского тюремного управления Максимовского и пытавшаяся взорвать здание управления.

Так называемый революционный терроризм был поистине родной стихией для потенциальных самоубийц, суицидальная склонность которых вытекала из их психической болезни. Участием в теракте они вносили яркие тона в свое самоуничтожение, которое в других условиях стало бы рядовым суицидом, на который мало кто обратил бы внимание. Кроме того, самоубийцы тешили себя мыслью об ореоле славы, который бы стал их спутником в путешествии на тот свет.

Для нынешних же террористов-самоубийц на первом месте в списке призрачных мотивов находятся «райские кущи», которые якобы их ждут на том свете, а затем следует и пресловутый «ореол славы». Именно этими мотивами «объяснял» действие своей

дочери Марьям, убившей вместе с собою десятки ни в чем не повинных пассажиров метро ее неадекватный отец Расул ШАРИПОВ, который «гордился» совершенным дочерью терактом.

Молодость и любовь

В числе террористов были и есть «бойцы любовного фронта», среди которых в основном числятся представительницы прекрасного пола. Эмоциональные, импульсивные, увлекающиеся женщины были до конца преданы террористическому делу и, не задумываясь, выражали готовность пожертвовать собою ради него.

Одна из них, «ура-революционерка» Фрумкина, говорила, что настолько влюблена в террор, что представляет его неким загадочным, сильным, беспощадным сверхъгероем, кому готова отдаться душою и телом без остатка. Она, где бы ни находилась, представляла себя с бомбой в руках, даже во сне планировала убийства и поджоги, мысленно готовилась к смерти на алтаре правого дела. Среди своего окружения эта странно продвинутая женщина видела соратников или врагов, даже прохожих мысленно делила на террористов-единомышленников и переодетых полицейских.

В смутное время культа террора и насилия среди их адептов оказались персоны, явно страдающие психическим недугом или комплексом неполноценности, не нашедшие свое место в жизни и потому потерявшие душевную ориентацию, а также лица, просто физически и духовно ущербные. В сумбурное время террористами становились несовершеннолетние и, даже, дети. Подросток, размахивающий бомбой или стреляющий из револьвера, стал героем дня. В 1905 году в одном из провинциальных городов была даже создана террористическая группа школьников. Дети стреляли и взрывали с таким азартом, словно участвовали в новогоднем фейерверке. Увлекшись насилием, они порою не могли останавливаться, хотя желаемый результат был и достигнут. Им важно было само участие в процессе насилия. Иногда подростки, желая славы и популярности, брали на себя ответственность за теракты, осуществленные взрослыми. Так случилось с несовершеннолетним Лейбишом Рапопортом, «признавшимся» в убийстве генерала Желтоновского. Юноша рассчитывал, что будет казнен и умрет героем. Вместо этого ему пришлось испытать серьезное медико-психиатрическое обследование и провести за решеткой три года до того, как в результате усилий родственников и общественности в 1912 году был освобожден.

Такая опасная социально-психологическая аномалия, охватившая различные слои населения, обостряла и обостряет кризисную атмосферу, которая чревата непредсказуемыми последствиями для общества и государства.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах