aif.ru counter
418

Я – христианский шахид

Лев Толстой был уверен, что достаточно всем людям понять – Бог не требует от них ничего иного, как быть добрыми и относиться друг к другу по-доброму. И как только это начнет осуществляться, то люди придут к максимальному процветанию на земле.

Что делается Махачкалинской епархией для укрепления основ веры? К чему приводит фанатизм? Об этом и не только мы беседуем с епископом Махачкалинским и Грозненским Валаамом (Пономарев).

Я люблю Кавказ

– Владыка, Вы служили в храмах Ставропольского края, Ингушетии и Чеченской Республики. Решением Священного Синода от 26 декабря 2012 года были избраны епископом Махачкалинским и Грозненским. Расскажите, пожалуйста, о своей службе в Ингушетии и Чечне.

– Это были сложные года. В конце 1999 года меня назначили настоятелем в станицу Слепцовская Ингушетии после того, как настоятеля отца Петра выкрали. Я был молодым священником, и, конечно, то, что я там видел (задумчиво). Тяжелые были времена. Говорить об этом много не буду.

– Тогда поделитесь приятными впечатлениями

– Меня очень поразило одно. Когда я приехал в саму Ингушетию, ко мне пришел старейшина и сказал: «Я живу рядом, если будут проблемы, то обращайтесь». Мы до сих пор дружим и общаемся с ним. Он мне многим помогал. Кавказские люди тем и отличаются, что в любой ситуации умеют протягивать руку помощи. Люди «горячие». И если где-то и проливалась кровь, то южный народ всегда был за справедливость. Храм до сих пор находится под охраной, и, что примечательно, его охраняют мусульмане. Это для меня очень важный пример: мы живем в одной стране, мы же все люди одной земли.

– Проявление толерантности?

– Не то, чтобы толерантность. Мне не нравится это слово. Это означает терпение, а там, где есть терпение, нет любви. Это скорее проявление человечности, взаимоуважения. Братские взаимоотношения очень важны и сильны здесь, на Кавказе. И когда я служил в Чеченской Республике, восстанавливал храм Михаила Архангела в Грозном, важно то, что находились люди, желающие помочь, будучи не православными, а мусульманами. Кавказ меня многому научил. Здесь люди имеют свой особенный уклад жизни: гостеприимные, чтят отца и мать, уважают старших. Раньше ведь как было: слово отца – закон, а мать – это святое. Эта ценность ведь во многих регионах страны утеряна, а на Кавказе – нет. Эти и многие другие моменты заставили меня посмотреть на Кавказ совершенно по-другому.   

– Человек, принимая монашеский постриг, умирает для прежней, мирской жизни, и ему этим дается новое имя, потому что у христианина начинается новая жизнь в духовном смысле. Владыка, как часто военнослужащие или те, кто вернулись с войны, принимают постриг?

– Что вы имеете в виду под словом «постриг»? Монашеский постриг?

– Да

– Ну, из военных редко кто уходит в монахи. И в то же время, как Суворов сказал, на войне неверующих нет. Когда человек видит жестокость войны, летящие вокруг пули, видит смерть, будет рождаться молитва. И даже если, как ему казалось, он атеист, в душе появляется осознание Бога. На самом деле мы верующие люди. Как сказал Достоевский: «Душа по натуре своей – христианка». Мы ищем замену этой вере теми или иными вещами. Но ее ничем не заменить. Когда посещаешь воинские части, многие ребята принимают крещение осознанно, носят крестики, просят религиозную литературу. Но в монахи на моей памяти никто не уходил. А вот священниками становились.  

Я – христианский шахид

– Как сложились отношения с руководством республики и руководителями других конфессий? Получили ли Вы поддержку от них?

– У нас очень хорошие отношения сложились с Главой Дагестана. Рамазан Гаджимурадович всегда обращает внимание на наши проблемы. К примеру, рядом с церковью есть здание, которое принадлежало муниципалитету, после его распоряжения часть передали нам. Там сегодня расположено епархиальное управление, воскресная школа для детей и взрослых. На данное время по федеральной программе строится Русский духовно-просветительский центр. Как вам известно, 7 мая в Махачкале на территории Правительства республики, на месте снесенного в советские годы храма, открыли часовню. Многие мероприятия проводятся, какие раньше не проводились: пасхальные, рождественские. Работа ведется полноценно. На конференции, связанной с проблемами ухода молодежи в ИГИЛ (организация, запрещенная на территории РФ), обсуждалась тема необходимости создания образовательных религиозных учреждений. Духовенство в республике обширное. И реакция была мгновенной – Глава РД дал распоряжение выделить нам участок, где теперь строится православная гимназия. Судя по всем результатам, у нас хорошие отношения.

– Православная церковь всегда стремилась поддерживать политику мира и стабильности. Скажите, Владыка, какую помощь оказывает церковь в противодействие терроризму и экстремизму? Насколько Вы сотрудничаете с исламским духовенством в этом направлении?

– С муфтием мы дружим и проводим совместные форумы по профилактике экстремизма и терроризма. От чего случаются межрелигиозные розни? Ответ прост – от безграмотности! В первую очередь от незнания своей религии и все чужое воспринимается агрессивно. Нам очень важно, чтобы и православные, и мусульмане, живя рядом, знали религии друг друга. Многие не понимают значения ряда слов. Наша цель в первую очередь – донести до молодых людей, что, если взорвать себя в толпе и унести жизни сотни людей, и свою в том числе, в рай не попадешь. Ни одна религия не приветствует самоубийство. Это самый страшный грех. На одном форуме я сказал: «По мусульманским меркам, я – христианский шахид». Зал напрягся.  Что такое шахид? Это человек, который объявил войну тому злу, которое живет в его душе. То есть малый джихад. Я монах, я посвятил себя Богу, я выполняю определенные обеты. Религии могут быть разные, но Бог один. Он создал нас, чтобы мы жили, а не убивали друг друга. Ни один родитель не захочет, чтобы его чада враждовали друг с другом. Мы должны понимать, что мы – одна семья, а люди – это наши братья и сестры. Человек должен искать истину, найти истину. В этом его жизненный путь, но не убивать друг друга. В терроризме никакой религии быть не может.

– Эмоционально самодостаточные, позитивно настроенные люди живут в гармонии с окружающим миром. Однако в природе встречается и иная категория людей, противоположная описанной выше. Как Вы относитесь к религиозным фанатикам?

– Это несчастные люди, которые не могут до конца своим человеческим разумом истолковать то, что они на самом деле сами не могут осознать. Фанатизм – это когда человек начинает охранять Бога, как будто он в этом нуждается. От этого и рождается фанатизм. Грешник видит грешника, а святой – святого. В страстную пятницу мы как раз читали о том, как иудеи пришли брать Христа, чтоб вести его на судилище, а Апостол Петр взял нож и отсек ухо одному из рабов. На что Иисус сказал апостолу: «Положи нож. Или ты не знаешь, что я могу молить? Или миллионы ангелов придут защитить меня. Я пришел исполнить волю отца». Христос показал нам, что воля каждого из нас – исполнить волю Отца. А Отец – это Бог, и он у нас один. В этом и есть религия, а если мы стараемся исполнить свою волю – это фанатизм.

Интернет отдаляет людей

– Как бы Вы ответили Остапу Бендеру на его высказывание: «Религия – это опиум для народа»?

– (смеется). В советское время понятно, почему эта фраза прозвучала. Мое мнение таково: мыслить так может только тот человек, который ничего не испытал в своей жизни. Он может сказать, что религия – это одурманивание личности. Что такое наркотик? Это одурманивание. А религия – это просвещение. И как раз-таки человек пробуждается от греховного дурмана, и просвещается истинный Боже. Это не опиум, это то необходимое, без чего человек жить не может.

– В этом году мы справили 71-ю годовщину Победы в ВОВ. Каждую семью коснулась беда: у каждого из нас отец, дед, брат уходили на фронт, встав на защиту Родины. У Вас, Владыка, кто-нибудь в семье воевал?

– У меня два деда воевали, они вернулись с войны. Весть о Победе совпала с Пасхой в 1945 году. Очень радостно, что народ заражен патриотизмом. Когда слышу песню «День Победы», пробивают слезы. Нельзя бояться того, что он русский. Слава Богу, теперь мы с гордостью говорим, что мы русские. Дай Бог, чтобы этот день чтился в нашей стране всегда. Мы должны беречь свою страну, которая положила свою душу ради мирного неба над головой. Не надо слушать те сладкие речи, которые несутся с Запада. Как говорится, эти речи на слух сладки, а на вкус горьки.

– На Ваш взгляд, сегодня люди становятся добрее или злее?

– Сложно точно сказать. То, что люди поглощены больше суетой, – это да. Прогресс – это всегда суета. У человека есть возможность делать несколько дел сразу. Раньше уходило много времени на некоторые вещи, а теперь это делает машина за него. Телефон, интернет, информация – люди мало стали общаться. Видишь часто, как муж с женой сидят вместе, а оба в телефоне ковыряются. Общение электронное получается. Это пугает, потому что отдаляет людей друг от друга и лишает сочувствия. Когда человек окружен комфортом, в нем это чувство притупляется. Если так дальше пойдет, нам будет сложно понять, что такое Любовь.

Досье

Пономарев Владимир Георгиевич

Родился 22 июня 1974 года в городе Изобильный Ставропольского края.

17 июля 1996 года по благословению митрополита Ставропольского и Бакинского Гедеона принял монашеский постриг с именем Варлаам в честь преподобного Варлаама Хутынского.

В 1998 году окончил Ставропольскую духовную семинарию, в 2008 – Киевскую духовную академию. Служил в храмах Ставропольского края, Республики Ингушетия и Чеченской Республики. В июне 2012 года назначен настоятелем Спасо-Преображенского монастыря города Мурома. Решением Священного Синода от 26 декабря 2012 года избран епископом Махачкалинским и Грозненским.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...