aif.ru counter
566

Террористов нужно нейтрализовать бесшумно. Мнением делится бывший силовик

Многоликое зло

Природа терроризма и борьба с ним.

Что же такое терроризм? Каковы его природа, генезис, движущие силы? Что это – опаснейшая форма разрешения социальных и политических конфликтов, часть организованной преступности, идеология и практика устрашения, новый нетрадиционный вид войны, проявление глобализации, продукт столкновения цивилизаций, форма борьбы «бедных» с властью, несимметричный ответ современным вызовам и угрозам?

На эти и другие вопросы ответил Юсуп Койчакаев, который в составе оперативного подразделения участвовал в операциях против террористов и экстремистов, шпионов и диверсантов и прочих преступных элементов, представляющих угрозу для государственной и общественной безопасности.

Нейтрализовать бесшумно

Марат Иорданов, «АиФ Дагестан»: Юсуп Имангусейнович, не секрет, что в наше время терроризм стал реальной угрозой для государства, общества и граждан. Какие меры сегодня необходимы для успешного преодоления этой угрозы?   

Юсуп Койчакаев: Поскольку имею опыт жизни в Советском Союзе и современной России, я часто сравниваю условия в этих государствах, в том числе в сфере обеспечения безопасности. В прежние времена все и вся находилось под жестким контролем государства и если, например, на Дальнем Востоке имело место террористическое проявление или, даже имела место пропажа оружия, то причастное к такому проявлению лицо или утерянный предмет активно искали во всех уголках огромной страны. Причем розыск не был формальным: каждое подразделение и оперативные работники всех служб еженедельно отчитывались перед руководством о проделанной по данному конкретному делу работе. Например, в семидесятых годах прошлого века выстрелом из малокалиберной винтовки был убит первый заместитель председателя Совета Министров Казахстана, который отдыхал в санатории ЦК КПСС, находившемся на берегу озера Иссык Куль в Киргизии. Я, служивший тогда в одном из райотделов КГБ Дагестана, как и другие сотрудники, каждую неделю отчитывался перед начальством о проделанной работе по розыску террориста, убившего высокопоставленного казахского чиновника.

Не ошибусь, если скажу, что одной из мер, необходимых для осуществления успешной борьбы с терроризмом - практика именно такого системного, даже тотального подхода к террористическим проявлениям любого масштаба, конечно, с учетом современных условий и обстановки.

- Не можешь ли привести пару поучительных примеров из своей оперативной практики, когда приходилось нейтрализовать того или иного конкретного террориста?

- Как известно, теракты в недалекие, так называемые советские времена, были весьма редким явлением, однако все же приходилось иметь дело с настоящими боевиками и прочими опасными преступниками. Например, был случай, когда оперативная группа бесшумно захватила вооруженного до зубов опасного террориста-рецидивиста. При этом в КГБ считалось, что применение оружия – это чуть ли не брак в работе. То есть, террориста в любом случае требовалось нейтрализовать «бесшумно», не привлекая внимания общественности, а тем более, и прессы. Что касается конкретных примеров оперативной работы по нейтрализации террористов, могу описать вкратце пару подобных случаев.

Так вот, некий Сажукин (фамилия измененаприм.кор), который отбывал длительный срок заключения за террористическое покушение, при этапировании убил двух конвоиров и, завладев их оружием, скрылся, за что был объявлен во всесоюзный розыск. По оперативным данным, он появился в Махачкале и находился в одной из квартир на Советской улице. Мы не штурмовали квартиру, не было ни одного выстрела, разыскиваемому преступнику не пришлось пользоваться своим арсеналом, состоящим из самодельного взрывного устройства и двух пистолетов. Операция проводилась под хитроумным прикрытием, придуманным чекистами. По месту пребывания преступника была активно распространена легенда о том, что в подъезде якобы произошла случайная утечка токсичного газа. При этом там действительно был задействован источник безвредного пахучего газа. Поэтому возникла необходимость срочно эвакуировать жителей и обследовать их в медицинском учреждении на предмет возможного отравления. «Врачи скорой помощи», в роли которых выступали соответствующим образом экипированные оперативники, на надлежащем автотранспорте увезли «в больницу» Сажукина, однако он вместо больничной палаты оказался в камере изолятора КГБ. Террорист настолько был потрясен происшедшим, что в первое время потерял дар речи, а когда пришел в себя, сразу «раскололся на все сто». Этот пример свидетельствует об огромном значении оперативного профессионализма для пресечения терроризма.

Ничего общего с богом

- Как сильно отличаются методы борьбы со злом в советское время с нынешним…

- Да, очень. Вспоминается еще другое событие, которое имело некую политическую подоплеку. В одном из горных районов Дагестана первый секретарь райкома КПСС, то есть глава района, и начальник милиции получили «посылки» из Махачкалы, в которых находились самодельные взрывные устройства. Предполагалось, что их отправитель «затерялся» среди чабанов в Кизлярском районе. Чтобы его вычислить оперативники КГБ «переквалифицировались» в чабанов, нам даже выделили отары овец из близлежащих кошар. В результате террорист был установлен, приглашен в числе других на «слет чабанов» и оказался в изоляторе КГБ.

Конечно, о подобных событиях, как в то время было принято, не сообщали СМИ, чтобы не будоражить общество, да и необходимости в этом, по - моему мнению, не было.

Что же касается шумных спецопераций с применением оружия, в результате чего гибнут люди – это веяние нашего сумбурного времени. От этого надо категорически отказаться

Не в обиду современным борцам с терроризмом хочу сказать, они мужественные люди, которые, несмотря на риск потерять здоровье и даже жизнь, борются с террористами. Но никуда не годится, когда «похитители невесты» были приняты за террористов со всеми вытекающими отсюда последствиями, что имело место в Махачкале. В итоге – два трупа, две сожженные квартиры и многомиллионный иск со стороны потерпевших к участникам данной «антитеррористической» спецоперации. 

- В настоящее время террористические структуры стремятся «идеологизироваться», прикрываясь идейной ширмой, в частности, сомнительными псевдоисламскими постулатами. Насколько совместимы экстремизм и вера в Бога?

- Терроризм ничего общего с верой в Бога не имеет. Прикрываясь псевдорелигиозными лозунгами и постулатами, инквизиция и крестоносцы творили чудовищные злодеяния в течение десятилетий, и даже веков. Теперь им как бы на смену пришли террористические структуры с Ближнего Востока типа ИГИЛ*, в которые по тем или иным причинам оказались втянутыми и некоторые дагестанцы молодого поколения. Движущие силы и исполнители террористических актов, как правило, не имеют ничего общего между собою. Это парадокс, но, тем не менее, это так. Дело в том, что первые имеют свои стратегические задачи и цели, диктуемые политико-экономической конъюктурой, в основном, навязываемой из-за океана. А вторые же являются подкупленными, одураченными и слепыми исполнителями чужой воли. Они этого, к сожалению, как правило, не осознают, и потому идут на совершение террористических преступлений, словно пресловутые зомби.

 Непочатый край работы

- Каким же образом преодолеть это социальное зло, называемое терроризмом?

- Считаю, что против террористов всех мастей необходимо использовать весь комплекс мер, доступных государству, обществу, даже отдельным лицам, имеющих для этого хоть малейший потенциал.

На мой взгляд, неприятие терроризма должно быть внушаемо в семьях, детских садах, школах, других учебных заведениях и, естественно, государственных, муниципальных и общественных структурах.

Конечно, в этой сфере ведущую роль играют силовые ведомства и специальные службы, которые должны координировать всю эту трудоемкую работу с официальными религиозными организациями, которые не имеют права пассивно наблюдать за происходящим.

Авторский экспертный комментарий
Слова моего визави показывают, какую большую роль играют в деле преодоления терроризма системный подход и профессионализм. Другие же меры относятся к компетенциям различных органов государственной и муниципальной власти, особенно тех, кто работает в сфере образования и молодежной политики. Ведь экстремистские и террористические структуры, в основном, состоят из молодежи. Здесь «непочатый край работы» для работников сферы образования, одному из авторитетных представителей которой мы предоставим слово в следующем материале. Кроме того, многое зависит от позиции и активности так называемых «официальных» религиозных структур. Новоявленный псевдоисламский экстремизм должен быть вытеснен и идейно развенчан классической исламской идеологией. Иначе говоря, место «радикально политизированного ислама», будоражащего умы и сердца определенного количества верующих мусульман, особенно молодежи, должна занимать гуманная и выверенная исламская политика, в которой нет места террористическому насилию. Ведь сказано в Коране: «В религии нет места принуждению».

*ИГИЛ – запрещенная в России террористическая организация.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество