291

«Сынок, возвращайся домой»: Мольбы матери не тронули сердце боевика

Хунзахский район – небольшое село неподалеку от райцентра. В маленьком доме живут трое – молодая мама и два сына-школьника. Из-под платка Марьям – так зовут хозяйку дома – выбиваются чёрные волосы с не по возрасту проявившейся сединой.

Корреспонденту «АиФ Дагестан» Марьям рассказала о том, как потеряла мужа, дети – отца, а семья – кормильца.

Надежды на будущее сменились горем

– Марьям, с чего всё началось? Как получилось, что он уехал?

– Мы жили в Каспийске. Он занимался ремонтом машин, мальчики наши ходили в школу. Мы сняли небольшой домик, я занималась хозяйством, ждала третьего ребенка. Была у него своя машина, деньги собирали, чтобы купить квартиру. Ничего подозрительного не было, он ходил на работу, в мечеть по пятницам, молился дома. Со мной особо о религии не разговаривал, единственное его требование было – чтобы я молилась вовремя. Когда я начала учить арабский язык, он очень обрадовался.

Он носил бороду, не подстригал её, это было некрасиво, мне не нравилось. Я говорила ему об этом, он отвечал: «Это сунна, так надо!» Приходили к нему такие же бородатые друзья, о чем-то говорили, спорили, я не слушала, теперь понимаю, что зря. Не знаю, смогла ли бы его остановить, но хотя бы знала, что он собирается сделать.

В мае 2015 года он как обычно вышел на работу, но вечером не вернулся домой. Мысли всякие бывают. Мы побежали в его мастерскую, начали искать его друзей, пошли и в полицию, оставили заявление. Теперь думаю, лучше бы его в полицию забрали…

Как он мог оставить меня, беременную, и двух сыновей, которым нужна опора, отцовское воспитание, внимание. Сколько мальчики меня мучили расспросами: «Где наш папа, почему он нас бросил?» И ничего, вообще ничего я не могла им объяснить.

– Как вы узнали, что он уехал в Сирию?

– Три месяца мы ничего не знали. И подумать не могли, что он куда-то мог уехать, тем более на войну! Он сам в конце лета позвонил по вотсапу с какого-то непонятного номера. Сказал, что уехал туда, где всё правильно, где всё хорошо и справедливо. Обустроится там и нас заберет.

Мне стало страшно. Я звала его домой, к детям, его старая мама сколько плакала, просила вернуться. Потом он звонил раз в месяц или в два месяца, разговоры заканчивались нашими слезами и его уверениями, что всё будет хорошо…

Мой муж Абакар требовал, чтобы его называли Абу Бакр, мама никак не могла этого понять, «Сынок, как можно менять имя, данное тебе родителями, теми, кто тебя вырастил?» Мама просила его, умоляла вернуться, на что он отвечал: «Альхамдулиллях, я вас всех к себе заберу, и мы заживем по воле Аллаха! Все будет хорошо!» Я говорю, «Дочка у тебя родилась, ты здесь нужен, мальчики спрашивают, где наш папа?» Было ощущение, что он никого не хочет слушать, что ему там хорошо…

Где-то через год, как он уехал, он мне позвонил и сказал: «Я совершил ужасную ошибку. Что я тут делаю?!» Я знала, что он где-то рядом с Раккой, столицей ИГИЛа (террористическая организация, запрещенная в Российской Федерации). Я ответила, «Уезжай, скорее уезжай!» Мы говорили по-аварски, но он шепотом отвечал, видимо, такие разговоры пресекались или там кто-то из командиров-боевиков был аварцем, не знаю: «У нас забрали документы, нам не разрешают никуда отсюда уходить!»

Еще через несколько месяцев меня вызвали в районное отделение полиции и сказали: «На твоего мужа завели уголовное дело за нелегальное пересечение границы и за участие в незаконных вооруженных формированиях».

«Твой отец боевик?»

– Как вы узнали, что ваш муж убит?

– За те годы, которые прошли с того мая 2015 года, произошло много разного. Родилась дочка. Мама Абакара не выдержала, выплакала все слезы и умерла. Мы оставили дом в Каспийске и вернулись в горы. Детей надо кормить, я работаю теперь в детском садике.

Не знаю, хорошо это или плохо, что мама не услышала того, что сказали мне: «Твоего мужа ликвидировали в ходе спецоперации». Его сестра, узнав, что Абакар убит, сказала: «У меня сегодня радостный день». Мне стало нехорошо: «Твоего брата убили. Чему ты радуешься, Маржанат?» – спросила я. «За эти два года чего только мы не пережили, не знали, где он, голодный, холодный, а теперь я точно знаю, где он находится, в земле».

Дети мои учатся в школе, старший отличник, побеждает на олимпиадах в школе, ездит в район. Младший из школы пришел в слезах – кто-то из одноклассников сказал ему: «Твой отец боевик, что ли?». Придет время, дети вырастут, и придется им говорить о том, куда и зачем ушёл их отец, как и за что он погиб. Дочка еще маленькая, пока не понимает, что она папу никогда не увидит…

У других детей отцы рядом, учат их, играют с ними. «А где мой папа, я хочу его видеть, хочу, чтобы он был с нами!» – как сыну объяснить, что отец погиб неизвестно за что на чужой земле. Я говорю: «Его нет в живых, как ты сможешь его увидеть!» Он плачет, но настаивает на своём. Я показала ему фотографию…

Я знаю, что многие из тех, кто побывал и воевал там, сдались, и всё думаю, вдруг он жив, вдруг это ошибка. Недавно я услышала, что его друг Шамхал, там он стал Абу Муслимом, который вывез жену и двоих детей, сдался властям Сирии. Жена с детьми тоже где-то там в тюрьме сидит, в Багдаде, и мама Шамхала долго какие-то документы собирала, чтобы хотя бы этих малышей оттуда забрать, спасти.

Их детей недавно вернули. Кажется, уполномоченный по правам детей Марина Ежова за ними летала. Две маленькие девочки, ничего не понимают, маму ищут. А маму нескоро выпустят из тюрьмы, а если выпустят, то её в России посадят за участие в боевых действиях. Там их кормили ужасно, худые приехали, на рис смотреть не хотят, видимо, только рисом и кормили.

Вопросы есть – ответов нет

– Марьям, что бы ты посоветовала молодым людям, которые хотят уехать искать новую жизнь в чужой стране?

– Время идет, дети растут, я всё думаю, думаю. Кто ему, мужу моему, запрещал тут молиться, кто не пускал его в мечеть? Никто. Ради чего, зачем он поехал в чужую страну? Как мог Шамхал забрать маленьких детей в это пекло – этому я не нахожу ответа…

Дорогие мои братья и сестры! Если вы ищете справедливость, если вы ищете место, где вам дают возможность жить так, как предписывает вам ислам, так, как хотите вы сами, то незачем вам ехать искать приключения в чужой стране, пусть её называют халифатом или царством справедливости. Я просто не могу передать вам той боли, которую испытываю оттого, что моего мужа Абакара нет с нами, что не вернуть его…

Наше царство справедливости тут, дома, в Дагестане, рядом со своими семьями, родителями, женами, детьми, друзьями. Никто не запрещает вам исполнять все обязанности мусульманина – молись пять раз в день, изучай Коран и сунны. Когда положено, соблюдай пост, отдавай в мечеть закят. И если у тебя есть такая возможность, если твои близкие обеспечены, ты можешь поехать в хадж к святым местам.

Что ещё надо? Учись сам, учи и воспитывай детей на радость всем близким. Создавай царство справедливости у себя дома, вокруг себя. Никто, тем более государство, тебе в этом не помешает, наоборот, хорошим помыслам и делам рады все.

Материал подготовлен при содействии Экспертного совета Антитеррористической комиссии по Республике Дагестан.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах