aif.ru counter
Вефадер Меликов 468

Разговоры о земле. Сколько недвижимости в казне Дагестана?

Е.Толстикова ответила на вопросы про коллег, образование и госимущество.

Нурмагомед Астарханов / АиФ-Дагестан

Работник сферы образования на государственном уровне, заместитель Председателя Правительства Республики Дагестан Екатерина Толстикова рассказала «АиФ Дагестан» о том, почему кабинетные переговоры недопустимы, почему нужно читать Роберта Грина и как расшить некоторые «тонкие» места.

Никто не верит в прозрачность

- Екатерина Андреевна, готовясь к интервью, я заметил, что вы много работали в ведомствах, так или иначе связанных с госимуществом. Это ведь скучная тема, вам не кажется?

- Безусловно, нет. Чем больше занимаешься одним направлением, тем больше открываешь новые стороны. Когда я только пришла на работу в территориальное управление Минимущества по Москве  и проработала там где-то год, я подумала:  да, я все знаю!  Очень хорошо помню этот момент. И тут появилась задача отработать в договоре новые условия, тогда я поняла, что не все-то я и знаю. Вообще, в любом деле – когда понимаешь его на глубоком профессиональном уровне – никогда уже не скучно. А к слову,  рекомендую почитать Роберта Грина – там прекрасно про это рассказано.

- Коллеги о вас отзываются как об очень ответственном человеке, а вы что думаете о коллегах?

- Я всегда требую профессионального и ответственного отношения к работе от своих коллег – даже если что-то не знаете, будьте ответственными, придите, спросите, что не получается, но не бросайте задачу и не выполняйте ее спустя рукава.

Новую команду министерства я собирала сама – и обо всех этих людях могу сказать только хорошие слова,  я, конечно, могу сделать и жесткое замечание, но я очень хорошо к ним отношусь – они все стараются – и видится, что очень ответственные в целом.

В коллективе  все зависит от среды, сейчас Минимущество – мы так видим – прозрачное и понятное ведомство,  а когда я только начала там работу,  в каждом кабинете велись какие-то переговоры – это было недопустимо.

Даже больше я вам скажу, когда увольнялся один из последних сотрудников прежнего коллектива, он умудрился подойти к нашему новому сотруднику и предложить ему взаимовыгодное сотрудничество на фоне претензионной работы – что можно сказать про такого сотрудника в кавычках?! Я рада, что он теперь работает не с нами.

Или еще пример: все так много говорили о моих длительных совещаниях в Минобрнауки Дагестана, но это были не в прямом смысле совещания, – это было обсуждение ключевых проблем,  встречались совершенно со всеми: с учителями, с родителями, со студентами, с преподавателями вузов – было важно понять, над чем работать. И я очень горжусь тем, что в результате нашей работы, когда мы полностью пересмотрели подход к олимпиадному движению, – у нас в прошлом году было уже три призера Всероссийской олимпиады школьников и в этом – снова три, а до этого – за 50 лет – всего два.

Думаю, это стоит проведенных совещаний.

- Недавно в Дагестане закончился второй этап проекта обучения  кадастровым вложениям. То есть нужно было обучать прямо основам?

- Да. Раньше кадастровой оценкой занимались оценщики, теперь это делает республиканское учреждение. Мы хотим, чтобы мы все понимали, как будет проводиться работа. 5 августа началось продолжение этого проекта. 

Образование и наука должны быть в любой сфере. Яочень рада тому, что работала в Министерстве образования России, потому что я видела все вузы. А там обязательно откроется что-то новое для вас. В каждом дагестанском университете со всеми плюсами и минусами вы все равно найдете что-то новое. Вот сейчас на университетской базе мы прорабатываем проект обучения муниципальных команд, команд в органах исполнительной власти. Люди очень хорошие и очень ответственные трудятся в муниципалитетах. Куда бы я ни приехала, явижу, что они действительно стараются выполнить свою работу, несмотря на маленькую зарплату. Я у коллег прошу говорить, что хорошо в работе, а что плохо, но мы не сможем говорить на одном языке, если у них не будет информационного поля, потом по поручению главы региона мы проведем обучение для муниципалитетов, также мы хотели поработать с предпринимателями.

- Была масштабная проверка и выяснилось, что многие работали некорректно или вовсе не представляли данные по подготовке к кадастровой оценке. Почему так получилось?

- Я считаю, что сотрудники просто очень перегружены. В подразделении, которое курирует всю эту область в муниципалитетах, работает малое количество сотрудников. Наша задача – расшить некоторые «тонкие» места. 

Фото: АиФ-Дагестан

Ужесточить условия

- Вы будете добиваться, чтобы в муниципалитетах появились дополнительные единицы?

- Это не совсем моя юрисдикция, но мы обсуждаем и такие вопросы. Но всегда перед запросом дополнительных ресурсов важно оценить свой потенциал, мы сейчас по поручению Главы республики работаем над внедрением в деятельность органов власти Республики Дагестан принципов «бережливого правительства» –  это технология совершенствования процессов, основанная на принципах работы компании «Тойота».

Этот проект делаем вместе с корпорацией «Росатом», которая уже внедрила такой подход в своей работе.

Коллеги в Москве, кстати, тоже такую работу ведут – я курировала Минобрнауки РД и приехала к ним со своими вопросами – как работать, что важно, ну и, конечно, про задачу увеличения ресурсов, но мне сразу сказали: а все ваши ресурсы работают эффективно? Пока мы не изучим все ресурсы, которые у нас есть, как мы можем говорить, много их или мало?

Поэтому, думаю, поработаем и над этой задачей. 

- Екатерина Андреевна, очень много объектов государственной недвижимости находится в аренде у депутатов через аффинированные организации. Платят ли они налоги?

- Не могу однозначно ответить на этот вопрос – мы не видим всех конечных бенефициаров, но проблема с арендной платой есть. У нас большая задолженность, и мы планируем информационную кампанию провести в рамках Минимущества, потому что у нас много неплательщиков. Некоторые даже пишут, что не будут платить арендную плату. Сейчас Министерство уже начало точечную работу со всеми неплательщиками – планируем пополнить бюджет республики по итогам этой работы.

Но для меня также важен и другой сюжет. У нас около 300 объектов находится в казне РД. Мы на нашем сайте поместилиих фотографии. Постоянно получаем замечания Народного Собрания, почему мы не вовлекаем все в оборот. Планируем в августе провести заседание рабочей группы по имущественной поддержке малого и среднего предпринимательства вместе с муниципалитетами, разбирая все вопросы по имуществу казны. Может быть, выработаем новые предложения. 

- По вашим оценкам, какие суммы мы недополучаем?

- Официальная задолженность у нас составляет около 300 млн по арендной плате. 

- А неиспользуемое имущество?

- Такое тоже есть. Какая-то часть –в аренде, какая-то – нет.Сейчас мы делаем реестр свободных земельных участков, чтобы все желающие могли подать заявку на проведение аукциона по  получению прав на такой участок.

Но  здесь тоже есть свои трудности: бывает по документам в базах данных участок свободный, а по факту – там вовсю ведется хозяйство и документы есть, но они не зарегистрированы,  приходится тоже фактически точечно работать.

Другого способа нет

- Очень часто сейчас в районах люди сталкиваются с тем, что на один участок оказываетсянесколькохозяев. Как человеку узнать, что это именно его участок и у негоего не заберут?

- Как минимум, первая задача здесь – это пользоваться поддержкой юристов. Второе – это все перепроверять через Росреестр. Пока мы с вами не сделаем картографическую основу всей республики, данная ситуация будет возникать снова и снова. Мы сейчас в порядке эксперимента сделали ортофотоплан ряда участков Махачкалы, то есть беспилотный летательный аппарат облетает территорию с нескольких углов и делает цифровую модель участка, где каждая точка имеет координаты. То есть вы можете находиться в своем офисе, как кадастровый инженер, и под здание вырезать конкретный участок. До тех пор, пока информационный ресурс не будет сформирован, пока не будут вынесены в натуру границы каждого земельного участка, эта ситуация будет продолжаться. Например, есть участки без границ, то есть у нас есть кадастровый номер, а где он находится, мы не знаем. Условно говоря, я пробиваю номер в Росреестре – он свободный, а по старым документам, которые правообладатели не зарегистрировали,– права есть. Это связано с тем, что законодательство гарантирует наличие права, возникшего до требования о государственной регистрации. Но совершать сделки с таким участком не получится без регистрации, да и другие лица не видят ваш участок – тоже сложности свои.

- То есть республика пока не владеет информацией,какая у нее свободная площадь?

- Мы точно знаем, какие участкимогут быть свободными,  у нас есть полная расшифровка всех «свободных» участков, но мы должны их перепроверять, должны посмотреть, что подтвердится, а что нет по использованию. 



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Актуальные вопросы

  1. Как продажи в Иран повлияли на подорожание баранины в Дагестане?
  2. Когда перейдем к цифровому ТВ?
  3. Как уберечь деньги на карте?
Самое интересное в регионах
Роскачество