aif.ru counter
1132

От хинкала до шашлыка: Врач рекомендует умеренность в еде

Недавно стало известно, что Республиканская клиническая больница (РКБ) Дагестана вошла в число лучших учреждений здравоохранения России. Загруженный график главного врача и практикующего хирурга Ибрагима Магомедова не позволял нам долгое время просто встретиться с ним.  Удалось побеседовать только рано утром в 07:30.

Уровень обслуживания

- Ибрагим Уцумиевич, в первые дни вашего прихода на эту должность вы говорили,  что перед вами стоит задача сломать такой стереотип как то, что в Дагестане невозможно получить качественную квалифицированную медицинскую помощь. Удалось ли Вам это?

- Скажем так, что РКБ и я, как руководитель, являемся частью менеджмента, который решает вопросы в социальной сфере, в частности, в здравоохранении и оказании специализированной высокотехнологической медицинской помощи. Когда мы приехали сюда, перед нами стояла задача от Главы республики Рамазана Гаджимурадовича и министра здравоохранения Танка Ибрагимовича, осмотреть и оценить ситуацию, привести все в должный вид. В первую очередь требовалось привести в порядокРКБ, хотя бы в тот вид, где просто можно оказывать медпомощь, соблюдая элементарные стандарты. Задача следующего уровня - поднять головное республиканское учреждение до уровня оказания высокотехнологической медицинской помощи. Я считаю, мы с ней справились. Мы оказываем медпомощь по 14 видам высокотехнологической медицинской помощи. Сегодня все это успешно реализовывается, и людям нет никакой необходимостиуезжать из города. На сегодняшний день мы добиваемся внедрения системы контроля качества вначале на уровнеИСО-9001, далее планируем сделать Дагестан местом медицинского туризма. То есть местом, куда бы жители из других регионов и городов могли приезжать специально для получения высокотехнологичной и специализированной медицинской помощи.  Все предпосылки для этого у нас есть, мы готовы реализовать и те задачи, которые перед нами поставило руководство Дагестана, и те, которые были поставлены в приоритетных направлениях по устойчивому развитию республики. Я являюсь одним из членов координационного совета при Главе, который отвечает за человеческий капитал. У нас по ним несколько направлений. Мы, являясь частью менеджмента и структуры, занимавшейся преобразованием республики, решали задачи не просто одной больницы или те, что пришли нам в голову, а задачи системные.

Нам пришлось изменить всю инфраструктуру больницы – это: привести в порядок всю территорию, отгородиться от ненужных соседей, потому что бывали самовольные заходы соседей на участок больницы. Почти 600 метров стены мы подняли вокруг РКБ, отключили более 30-ти пользователей, что получали электроэнергию из больницы, да и не только свет, но и других, кто потреблял коммунальные услуги: воду, тепло и так далее. Закрыли несанкционированные входы и выходы, дырки в заборе. Заасфальтировали территорию больницы – это 9.5 гектаров земли. Около 4-х километров бордюров поставили, ландшафтные работы произвели: посадка деревьев, цветов, озеленение. Очистили подвалы, куда стекала канализация, из-за чего была постоянная вонь в больницах – стыдно даже было заходить на территорию. В общем, много чего пришлось поправлять и исправлять. Заменили практически 75% кровли, водостоки, обновили больше полутора километров глубокой канализации.

Фото: АиФ

Значительная экономия

-  Большую работу вы проделали. А как обстоят дела касаемо мебели в палатах, в том числе кроватей, которые в некоторых медицинских учреждениях годами не обновляются?

- Вы правы, это очень трудоемкое дело. Пришлось заменить все кровати, матрасы, постельное белье, потому что они были непригодны к использованию. В семи реанимационных отделениях, где оказывается специализированная медицинская помощь, и в 22 операционных залах все было приведено в порядок. У республики на подобные перемены финансов не было, но ремонтные работы и закупки для РБК пора было уже проводить. К счастью, коллектив с этим справился, использовав инициативные деньги, а также деньги, заработанные на платных медицинских услугах. Мы, сберегая средства ежемесячно только на коммунальных услугах, сэкономили более 1мл. 600 000 рублей. 11 приборов учета на тепло, на горячую воду, на электроэнергию, ну и так далее. Притом, что ежегодно увеличивается тариф на коммунальные услуги, увеличивается и потребность их использования. Экономия значительная.

- Зарплата врача - очень интересная цифра для многих дагестанцев. Ею могут интересоваться абитуриенты высших медицинских учебных заведений, для того чтобы определиться с будущим направлением в своей области, либо понять, стоит ли вообще туда поступать.

- У нас работает около 2.500 человек. Это, наверное, самый большой трудовой коллектив в Дагестане. Когда я только пришел в РКБ, фонд оплаты труда персонала был 220 млн. рублей, ныне этот фонд увеличился притом же коллективе, конечно и работы прибавилось, но он сегодня составляет практически 750 млн. рублей. Казалось бы, больница получает  огромные деньги, но стоит знать, что 65% из этих средств – это заработная плата и социальные отчисления к ним.

- Доплату разве не из бюджета вы делаете?

-  Из фонда оплаты труда, в который мы получаем деньги из республиканского фонда обязательного медицинского страхования. Все задачи, которые стояли перед нами по формированию государственного задания вместе с министерством здравоохранения, мы четко аргументировали, и, естественно, сегодня каждый случай оказания медицинской помощи оплачивается не так, как например, в других регионах России потому, что там есть еще доплаты из регионального бюджета, будь это область или национальная республика. У нас этого нет, у нас есть доплаты за высокотехнологическую медпомощь, за платные медицинские услуги и так далее.

- Что касается персонала - насколько квалифицированные кадры работают в больнице? И ожидаются ли какие-либо сокращения по персоналу?

- Нет, не ожидаются. За все годы, что я работаю в РКБ, мы никого не сократили. У нас обязательно идет реструктуризация внутри больницы, и в службах, которые должны быть актуальны для сегодняшних задач. Нельзя просто взять и выгнать людей на улицу, а оставшиеся деньги распределить между другими сотрудниками. У нас некоммерческая организация, перед нами стоят очень большие государственные задачи, и меньше их не становится. Население в республике, к счастью, растет, и помощь, что мы оказываем востребована. То есть, нет необходимости сокращать штат. Есть один маленький нюанс, который тоже не смертелен - когда я сюда пришел, то обнаружил, что штат переполнен. К счастью, сегодня количество персонала в штате измеряется не по советскому положению, а по конкретным порядкам оказания медпомощи и объемом государственного задания, который мы выполняем. Есть люди, которым в силу своего возраста уже тяжело работать, которым уже за 70 лет, им тоже мы находим работу по силам.

Куда уходит каждый рубль?

- Несколько лет назад в дагестанской медицине была проблема в получении, по разным федеральным программам, высокотехнологического медицинского оборудования. Насколько сегодня кадры готовы с ним работать?

- Если есть федеральная программа, то она выполняется с точностью до 100%. Каждый рубль, который уходит в регионы, проверяется и перепроверяется, и обязательно находится под контролем. Поэтому все намеченные федеральные программы, в республикебыли реализованы. Могу сказать следующее, что у нас подобные программы реализовывались на 3-5 лет позже, чем в других регионах России. Причина, наверное, в том, что Дагестан – это,во-первых, окраина, как бы грустно или смешно это не звучало. Во-вторых, у региона обязательно должно быть софинансирование для реализации подобных программ в большинстве случаев. Дагестан не мог своевременно или не всегда мог выделить средства на софинансирование федеральных программ.  Поэтому они реализовывались позже или не в должной степени. Сосудистая программа, реализованная в нашей республике – это проект,направленный на снижение заболеваемости и смертности от инсультов и инфарктов. Эта программа была реализована в Дагестане на 6 лет позже, чем в других регионах страны. Когда я приехал в Дагестан, я даже не нашел зачатков реализации этой программы, хотя некоторые документы у Минздрава были. Было направлено сюда оборудование на 520 миллионов. Действительно, это оборудование было поставлено, но не все было инсталлировано, задействовано. Нам пришлось, опять же не имея средств из республиканского бюджета, на платные услуги, пристроить корпус для инсталляции мультиспирального компьютерного томографа, самим отремонтировать и создать службу ангиографии, где можно осуществлять коронарографию,стентирование сосудов сердца, рентгеновский кабинет и другие работы, которые необходимо было сделать. Если сравнивать по схожести с другими регионами, то Дагестан оказывается, мягко говоря, в проигрыше, в виду того, что беден региональный бюджет.

- И часть софинансирования не всегда работает, да?

- Скорее, всегда не работает. Всегда. Вы же это лучше меня знаете. Говоря о персонале, скажу, что у нас нет проблем с квалифицированными кадрами дляработы с высокотехнологическимоборудованием. Коллектив, который работал в РКБзадолго до моего прихода – это профессиональные медицинские работники, добросовестно выполнявшие свои обязанности, имеющие желание работать, но у них не всегда была для этого возможность. Виноваты не люди, и не то руководство, что было тут до меня, они в тех условиях сделали, сколько могли и сколько умели. Говорить, что -вот до нас было все плохо, а пришли мы, все сделали хорошо – неправильно.  И время пришло, и команда пришла, и задачи стоят перед людьми другие. После нас придут и скажут, что вообще, было все не так, как сегодня. Все должно идти вперед и развиваться – новое время ставит новые задачи! Хочу сказать еще об одном проекте, который мы реализовали в Дагестане.

Министр  здравоохранения Танка Ибрагимович в разговоре со мной обозначил такуюпроблему: много людей обращается в Минздрав с просьбой отправить их за пределы региона для получения высокотехнологической медпомощи по проблемам сосудов и суставов. Ехать в чужой город, в сопровождении одного или двух человек – это финансово хлопотно для нашего народа, несмотря на то, что едут они туда по квоте. Поэтому передо мной была поставлена задача организовать эндопротезирование суставов в РКБ. Для этого мы нашли нашего земляка, специалиста, прошедшего обучение в Москве, дисциплинированного, япобеседовал с ним лично, представилминистру, и программа эндопротезирования суставов на месте была одобрена. Опять же, мы из своих ресурсов нашли средства - более 25 млн.рублей - для осуществления данной программы. Приобрели оборудование, инструментарий – это очень дорогое удовольствие, поверьте мне, ну и, получив лицензию в этой части, мы начали работу. Пригласили троих специалистов из столицы России, поставив перед ними условия - переехать сюда с семьями, чтобы они и жили здесь и работали. Мы ими очень довольны, они хотят работать и работают добросовестно. Теперь у нас оказывается помощь еще по артроскопии. С прошлого по нынешний год, мы расплачиваемся за дорогостоящее и очень хорошее оборудование, наверное, лучшее в мире на данный момент оборудование для артроскопии. Даже крестообразныесвязки коленного сустава они делают артроскопически, то есть без какого-либо разреза лечат и плечевой и коленный сустав.

Почти 500 операций они делают по эндопротезированию суставов колена, тазобедренного, голеностопного, меняли даже плечевой сустав. То есть сегодня в РКБ такое положение, что человеку не нужно никуда выезжать для получения того или иного лечения. Например, если в приемный покой привозят пациента, получившего инфаркт, или с болями в сердце, ему делают кардиограмму, осматривает кардиолог – все это фиксируется поминутно. Если есть необходимость,тут же делают анализы крови, коронаграфию и стентирование. На все это уходит максимум полтора часа. На самом деле, пришлось много над этим работать, потому что мы проводили занятия с секундомером, фиксировали все это на камеру, чтобы персонал сплоченно выполняли все необходимые работы. Это были учения, которые многократно повторялись, в конце концов, нам удалось привести все в должный профессиональный вид. То же самое происходит при инсульте – производятся все необходимые медицинские показания, включая компьютерную томографию, МРТ головного мозга, анализа УЗИ и так далее, и течение часа пациент будет прооперирован. Все это мы довели до совершенства.

В 2015 году к нам приезжала министр здравоохранения России Вероника Скворцова, она является директором института неврологии, профессором, написавшей все эти программы по сосудистым заболеваниям. Она не просто руководитель ведомства, а очень квалифицированный врач и  ученый, она протестировала лаборанток, медсестер, врачей, и другой медперонал. Все показали свой профессионализм и знание своего дело. Министр поставила оценку отлично. Тестирование проходило при участии Главы Дагестана, министра здравоохранения республики и других профессоров, которые остались довольны. Вы сами можете пройтись и посмотреть, сколько всего сделано. Очень приятно осознавать, что на нашей базе 15 научных кафедр, с которыми мы очень слаженно работаем, потому что без науки деятельность больницы превращается в ремесло.

Фото: АиФ

Невнимательные родители…

- Дагестанцы часто уезжают лечиться в другие регионы или города России по той или иной причине. А к нам в республику, в частности в РКБ, приезжают иногородние, например, из какой-нибудь российской области?

- Хочу еще раз обозначить, что мы хотим сделать Дагестан и РКБ местом медицинского туризма. Да, такие есть, к нам приезжают из разных областей для оказания помощи в ортопедии: осмотр и диагностика состояния суставов, их замена, ортопедические исследования. Приезжают к нам оперироваться по и онкологии, по артроскопии.  К нам привозят и ожоговых больных из других регионов.

- Ибрагим Уцумиевич, скажите, пожалуйста, за все годы вашей работы в Дагестане, каков возраст среднестатистического больного?

- Большой разницы в этой области нет. Есть, как правило,проблемы, вызванные возрастным фактором – это онкология, сердечно-сосудистая патология, и еще одна область, на которую хочется обратить внимание, у нас есть очень молодые пациенты от полугода до 10 лет, которые обвариваются кипятком. По недосмотру взрослых, у нас, как правило, лежит 20-25 детей с ожогами горячей водой. Кто-то случайно облился кипятком из чайника, кастрюли и так далее. Чтобы предотвратить подобные случаи, нужны социальная реклама, передачи, разговоры с родителями. Все, что угодно, чтобы таких случаев было меньше. Таких пациентов просто жалко. В отделении кардиологии появляются пациенты, у которых в возрасте 30-40 лет случается инфаркт миокарда. Во избежание подобного, нужно, чтобы люди с болевыми ощущениями в сердце вовремя обращались к врачу, обследовались. Если у их близких родственников были сердечнососудистые заболевания, им нужно быть внимательнее к своему здоровью.

- Какими способами можно сохранить себе здоровье, чтобы в столь молодом возрасте не получить инфаркт или инсульт?

- Чтобы в молодом возрасте не было проблем с сердцем и со здоровьем, в общем, человек должен следить за своим весом. С возрастом это становится угрозой для «мотора». Дагестанцы в 30 - 40 лет, вне зависимости от пола, страдают избыточным весом. А для того, чтобы подобное предотвратить, нужно умеренное и здоровое питание, регулярная физическая нагрузка, и ни в коем случае, конечно, не курить.

Жесткие условия

- Какова на сегодняшний день ваша главная «головная боль» как руководителя РКБ?

- У меня головных болей нет, я получил по наследству крепкое здоровье от родителей (смеется). Вопрос ваш понял. Какие проблемы могут быть у человека, который является руководителем? Во-первых, с начальством. Проблемы с ними не было, и нет, слава Богу. За эти 4 года, что я здесь работаю, у нас сложились хорошие отношения. В Министерстве видят, как мы работаем, и что мы делаем. Глава правительства отмечает нашу положительную динамику в работе. Это очень важный фон для работы. Во-вторых, конфликт с коллективом? Не было ни одного за 4 года, что я тут работаю. А работают у нас 2.500 человек. Будучи врачом, я понимаю, чем живут те люди, которые лечат, беспокоятся о здоровье пациентов. Мы стараемся каждому создать максимально возможные из наших способностей условия: нормальные ординаторские, хорошие санузлы для пациентов и так далее. Мы поставили очень жесткие условия, чтобы у людей были медикаменты, здоровое, хорошее питание, внимательное отношение от персонала. Ко всем в коллективе я отношусь одинаково хорошо, поэтому, слава богу, со всем этим проблем нет. И в семье у меня все хорошо (улыбается). Дети хорошо учатся…

- По вашим стопам пошли?

- Нет, слава богу (смеется). Дочери: одна – юрист, другая – экономист. Они закончили с отличием гимназию, потом, так же,с отличием окончили университет. Младшая - кандидат наук, старшая – доцент. В общем, с ними все хорошо, а вот сын, несмотря на уговоры, выбрал путь медика, сейчас обучается в нашем Дагестанскомгосударственном медицинскомуниверситете, учится с отличием, старается.

Хинкал – главное блюдо дагестанца!

- Раз он учится у нас, в Дагестане, значит у нас хорошая подготовка кадров, ведь если бы она была плоха, то вряд ли вы позволили бы получить медицинское образование в республике?

- У него были желание и возможность уехать учиться в другой город, но я был против этого, поскольку он вырос не здесь, и не хотелось, чтобы он совсем потерял менталитет, дагестанские корни. Что касается подготовки кадров, я уже второй год являюсь председателем государственной экзаменационной комиссии, принимаю экзамены у выпускников в ДГМУ, и могу сказать, что есть очень хорошие студенты, которые могут после окончания вуза приступить к работе по специальности. Если у нас выходят такие толковые выпускники, значит, университет способен выпустить хороших специалистов. Второй вопрос в том, хотят ли они учиться, ведь тот, кто хочет, тот учится. Я преподавал, кстати, достаточно долго в Казанском университете медицины, когда я там жил. Так вот, у нас не было студента, который бы не сдал предмет или не ответил бы на занятиях, потому что дальше он пройти не мог. Не потому что он получил бы двойку и пошел дальше - он должен был обязательно выучить, прийти и сдать. На моих занятиях это было обязательным, и не только на моих, кстати. А здесь, в республике, думаю, требования сейчас повышаются, поэтому наш университет может выпустить грамотных специалистов, которые смогут вернуть доброе имя врача, каким оно было в советское время.

- Хинкал и шашлык вреден для дагестанца, чей возраст перевалил за 50 лет?

- Представить дагестанца без этих блюд, конечно, трудно. Хинкал и шашлык должны быть обязательно в кулинарной традиции каждой семьи, но не каждый день.  

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...