aif.ru counter
449

Ребята, вас дурят!

Вид «подводной части» айсберга под названием «экстемизм-терроризм» зачастую ускользает от внимания компетентных государственных органов и общественных структур.

Речь идет о скрытых психопатических аспектах данного явления и роли специальных сил и средств в выявлении, предупреждении и пресечении экстремистских и террористических проявлений. Об этом и многом другом корреспондент «АиФ Дагестан» побеседовал с доктором медицинских наук, полковником медицинской службы Виталием ШИРЯЕВЫМ.

Полиграф в помощь

- Уважаемый Виталий Григорьевич, ваша многогранная деятельность в специфических сферах настолько обширна, что для ее освещения потребуется не газетная публикация, а целая книга. Поэтому хотелось бы локализовать тему нашей беседы антитеррористическим направлением.

- Согласен. Дело в том, что психологический аспект действий шпионов, изменников, диверсантов, террористов и всякого рода экстремистов имеет сходные базисные черты. Это, во-первых, действия исполнителей в чужих интересах, во-вторых, материальная заинтересованность вовлеченных лиц, в-третьих, идеологическая ущербность, в-четвертых, недовольство своим статус-кво в плане личной неустроенности в реальной жизни, в-пятых, чрезмерные амбиции и повышенная самооценка и т.д. Конечно, наличествует большая разница между мотивами шпиона, работающего в корыстных интересах, и зомбированного террориста-самоубийцы. Однако особенности психического устройства личностей перечисленных мною категорий людей в ряде параметров имеют определенные совпадения.

При исследовании потенциальных и уже состоявшихся преступников, типа шпионов и террористов, психологи, психиатры, биофизики могут допускать некоторые ошибки по различным причинам. Это практически не свойственно техническим средствам типа полиграфа, чаще именуемого детектором лжи. Мне много лет приходилось прибегать к этому аппарату, за что сотрудники за глаза называли меня Полиграфом Полиграфовичем, как известного литературного персонажа.

Либералы и генетика

- Товарищ полковник, вы прекрасно знаете, что в Советском Союзе теракты происходили весьма редко. В 90-х годах терроризм захлестнул нашу страну. Что же случилось?

- В 1991 году на специальном совещании в КГБ я выступил с докладом, в котором содержалось предостережение о надвигающейся террористической угрозе. Меня многие поддержали, выдвигая свои обоснованные доводы,  но по многим причинам не состоялась ас вроде слушали в разных высоких кабинетах, но, к сожалению, не слышали.

- Чем с психической точки зрения потенциальный или уже состоявшийся террорист отличается от обычного законопослушного гражданина?

- В нашей стране впервые полиграф был использован на кафедре оперативной психологии (11-я спецкафедра) Кранознаменного разведывательного института КГБ. Чуть позже аналогичные технические средства стали использоваться в 30-й спецлаборатории Центрального научно-исследовательского института специальных исследований КГБ. В обоих этих учреждениях, а также в рамках Центральной научно-исследовательской лаборатории психофизиологических исследований Военно-медицинского управления ФСБ мне многие годы приходилось заниматься решением с психико-психологической точки зрения двоякой задачи. С одной стороны, я занимался предотвращением попадания в кадры КГБ-ФСБ потенциальных террористов и прочих негативно настроенных элементов. А с другой – выводил, как говорится, на чистую воду тех, кто подозревался в принадлежности к числу экстремистов и террористов, когда в их отношении отсутствовали уличающие доказательства. В этой связи вспоминается, как кандидат на работу в спецслужбу, «забракованный» мною, благодаря высоким покровителям, все же был зачислен в кадры разведки. Прошло всего лишь несколько лет, и наши контрразведчики разоблачили его как агента ЦРУ. С тех пор наше заключение стало обязательным для аппарата кадров.

Что же касается психофизиологического отличия преступников от обычных людей, хотел бы сказать следующее. В сфере криминалистики криминологии известна весьма спорная теория итальянского ученого Ломброзо, согласно которой склонность к совершению преступлений, в том числе и террористического характера, будто бы заложена в человека на генетическом уровне. Я не во всем согласен с Ломброзо, но надо учесть, что действительно существует так называемый ген серповидно-клеточной анемии. Как показали исследования, наличие этого гена свидетельствует о некоей склонности личности к совершению агрессивных насильственных действий. Но это вовсе не означает, что данный человек обязательно должен стать на криминальную стезю. Вместе с тем, как говорится, от греха подальше, спецслужбы ряда стран, да и некоторые крупные корпорации не принимают на работу тех, у кого обнаруживается такой ген.

«Ничтожные диктаторы»

- Некоторые выходцы из кавказских республик, в частности, из Дагестана оказываются в рядах террористов на родине или за границей, особенно в Сирии, где воюют на стороне террористических структур типа ИГИЛ*. Может тут не обошлось без наличия пресловутого серповидно-клеточного гена? Не приходилось ли вам тестировать дагестанцев?

- Конечно, полиграфу все равно, «с кем работать», техника не различает расы или национальности. Но техникой управляет, ее данные анализирует, и нужное решение принимает специалист-полиграфолог. Вот тут я могу отметить, что дагестанцы, как правило, не любят врать, один из них мне говорил, что с детства ему внушено, что ложь и обман – это позор, что недостойно для горца.

Но времена и все остальное меняется, в том числе и дагестанский менталитет. Теперь получается, что врать разрешается, если это выгодно, что вполне вписывается в капиталистическое миропонимание.

В отношении наличия у дагестанцев вышеупомянутого гена, то можно сказать следующее. Исследования показали, что они ничем не отличаются  от среднестатистических россиян.

Что же касается того факта, что именно дагестанцы чаще представителей других российских регионов «засветились» в Сирии, то тут свою роль, видимо, сыграли вовсе не генетические, а совсем другие факторы. Например, наличие в этой стране  значительной дагестанской диаспоры, общая с сирийцами вера, стремление молодых людей проявить себя в экстремальных ситуациях, а также идеологическая обработка и призывы через интернет «спасать мусульман-суннитов, уничтожаемых диктатором-алавитом Асадом».

Вообще-то для россиян, в том числе и дагестанцев, свойственно оказывать помощь нуждающимся, вот и попали такие призывы на благодатную почву дагестанского менталитета: нельзя же оставаться равнодушным к призывам единоверцев о помощи.

При этом разные люди руководствуются разными мотивами, например, молодые одинокие женщины, едут в эту страну по призыву «потенциальных мужей», других влечет стремление подзаработать деньжат, а у иных свои стимулы и причины. Так, что все это очень сложно и запутано.

- Что вы могли бы сказать нашим читателям?

- Обращаюсь, прежде всего, к молодым дагестанцам. Ребята, вас «дурят» далекие от ваших интересов разные «амиры» и прочие полевые командиры от экстремистов-террористов, тесно связанные с западным, в первую очередь, американским капиталом. Так что люди, будьте бдительны, - призывал Юлиус ФУЧИК. Я же повторяю эти слова великого чешского писателя-антифашиста.

 

Досье

ШИРЯЕВ Виталий

Родился в 1950 году в Москве.

Окончил биологический факультет МГУ и Краснознаменный разведывательный институт КГБ СССР по специальности «оперативная психология». Работал в советско-американской космической программе «Союз-Аполлон» и в Центральном научно-исследовательском институте специальных исследований КГБ, где занимался вопросами раннего выявления шпионов, террористов и других госпреступников с использованием психических методов и технических средств. Возглавлял группу психологического обеспечения оперативно-служебной деятельности подразделений госбезопасности. Доктор медицинских наук, полковник медицинской службы.

ИГИЛ* - запрещенная в России террористическая организация 

Оставить комментарий (0)
Loading...
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество