aif.ru counter
1530

Председатель союза писателей Дагестана об одописцах и хинкальной критике

АиФ-Дагестан / АиФ-Дагестан

Как-то незаметно с улиц наших городов исчезли книжные магазины. Никто  по этому поводу особо   не сокрушается. С уходом в небытие государственной опеки литературы, в стране будто   перестали  печатать художественные книги.  Да и писатель теперь уже вовсе не профессия.  Творческие организации тех, кто подвизался на ниве литературы,  лишились своего прежнего привилегированного   статуса и многие из них давно канули в лету. Но не в пример иным регионам России,  в Дагестане Союз писателей не только здравствует, но и готовится в этом году торжественно отметить  свое 80-летие. Союз имеет место быть, а что же сама литература? Что дала нынешней дагестанской литературе  постперестроечная эпоха и как она сегодня себя чувствует, оказавшись на вольных хлебах? Об этом наш корреспондент беседует с председателем Правления Союза писателей  РД, народным поэтом Дагестана Магомедом Ахмедовичем Ахмедовым.

Эстафета поколений

АиФ-Дагестан: Юбилей -  это всегда повод оглянуться назад, осмыслить пройденный путь. Какой период в истории дагестанской литературы вы считаете ее « золотым веком»?

Магомед Ахмедов: - Дагестанская поэзия была сильна во все времена. Сильна, прежде всего, своим особым, неповторимым, святым отношением к слову. Ведь 1934 год не  только  год становления нашего творческого союза, но и  время, когда наконец-то  стали достоянием широкой общественности  имена наших классиков Казака, Эмина,  Батырая, Махмуда. Вышла в свет  антология дагестанской поэзии, подготовленная Эфенди Капиевим. Книгу очень высоко оценили. Получилась большая,  поистине  глубокая поэтическая панорама нашей дагестанской литературы. Именно с этого времени начинается счастливая творческая судьба  Стальского, Цадасы, Магомедова, первыми в республике  получившие высокие звания народных  поэтов. 

Можно по-разному оценивать идеологическую составляющую их поэзии. Для поколения сегодняшнего времени, когда мы знаем, чем  закончилась советская эпопея  и к чему мы в итоге пришли, очень важно попытаться взглянуть на то время глазами прямых его участников.  Писать о новом мире, когда люди   после многовековой борьбы и ожиданий в конце концов поверили, что можно создать государство, где все равны, где нет ни бедных, ни богатых, это не было прихотью того или иного поэта. Вся страна была охвачена единым   порывом. Они были честны и искренни. Их поэзия  звучала, она запоминалась, она оставалась в памяти людей и передавались из уст в уста.

Председатель союза писателей Дагестана Фото: АиФ-Дагестан / АиФ-Дагестан

Но своего наивысшего расцвета дагестанская литература, несомненно, достигла в 60-70—е годы прошлого столетия. Это была эпоха невероятного поэтического подъема в стране, массового  увлечения  поэзией, когда мастера слова  собирали огромные залы слушателей. Дагестанскую литературу заполонила плеяда совершенно замечательных, талантливых людей: Расул Гамзатов, Фазу Алиева, Ахмед-хан-Абубакар, Муса Магомедов, Анвар Аджиев, Сулейман Рабаданов, Магомед-Загид Аминов, Байрам Селимов, Валида Саидова, Ханбиче, Магомед Атабаев, Камал Абуков, Юсуп Хаппалаев, Нурадин Юсупов, Муталиб Митаров.

- Потом пришло поколение 80-х, одухотворенное творчеством предшественников, но традиционный в таких случаях  процесс   передачи литературной эстафеты  от них следующему поколению  не произошел. Как вы думаете, почему этого не случилось? 

- Это была большая человеческая беда. Мы  в одно прекрасное  утро проснулись в совершенно иной стране.  И много людей, в том числе писателей, растерялось. Издательства и толстые журналы закрыли, писательские союзы объявили общественными организациями. Исчезла величайшая школа переводчиков. Когда все это рухнуло, каждый остался наедине со своим письменным столом. И оказалось не у многих накоплено опыта и таланта, с которым можно в одиночестве идти в мир. Если раньше как-то можно было, прячась за широкой спиной  литературы, даже находясь где-то на ее  задворках, худо-бедно жить, теперь,  когда он был  вынужден  в полный рост, лицом к лицу   встретится  со своим читателем,  у него просто не хватило духу. Когда факт отсутствия поэтического дара у многих «писателей» стал очевидным, появилось поколение одописцев, «придворных певцов».   Самое страшное, когда литература теряет совесть.

- Видимо по ним  судят обо всей нашей современной национальной литературе?

- Мне очень нравится притча,   рассказанная  мне моим  другом  Абашилом. Некогда в Багдаде  верхний и нижний магалы имели каждый  своего муллу. Мулла верхнего магала был честен и строго придерживался божеских заповедей. Мулла нижнего магала- вор и плут. Как-то  жители поймали его во время прелюбодеяния с чужой женщиной. Обоих кинули в глубокую яму, а на утро их ожидала   жестокая,  но вполне справедливая  кара - побитие  камнями. Когда это весть дошла до муллы верхнего магала, он, собрав последние деньги, помчался к жене муллы-грешника. Подкупив стражу, он  сделал так, что в яме вместо падшей женщины оказалась жена последнего.  Утром собравшаяся толпа увидев в яме вместе с муллой его законную супругу, решила, что они в темноте ошиблись, приняв  ее  за грешницу и отпустила того с миром. Мулла плут тотчас поспешил к коллеге с верхнего магала,  стал его благодарить и  изъяснятся ему в дружбе. На что мулла верхнего магала ответил: «Ты никогда не сможешь стать ни моим другом, ни приятелем. И выручил я тебя не из жалости к твоей пустой и никчемной жизни. А лишь для того, чтобы люди завтра  не стали говорить, что все муллы такие бесчестные как ты».

В каждом стаде бывает паршивая овца. Не исключение и наш литературный цех. Но не следует только  по ним судить о достоинствах и недостатках нашей литературы. Поэт и человек, который пишет стихи- это совершенно разные понятия и не надо их путать.

Власть и совесть

- Нынешнее поколение с трудом понимает язык не только  наших классиков, но и современных национальных писателей. Вас это не тревожит? 

- Я долгие годы жил в Буйнакске. Там в это время практически  все говорили на кумыкском языке. Сейчас и сами кумыки в городе общаются все больше   на русском. Люди спускаются в города, отрываются от истоков,  забывают напрочь родную речь и вместе с утратой национального языка меняют мышление и характер. Смываются нравственные основы. Не срабатывает чувство этнического самосохранения. Наша жизнь становится похожа на те песни, что звучат сегодня с эстрадных подмостков. Происходит какой-то тихий, молчаливый саботаж национальных понятий. Вместе с отрывом от истоков, мы все более как-то отдаляемся друг от друга. Скажу больше, мы в последнее время полюбили разобщенность. 

Очевидно, что  проблему сохранения родных языков, национальных традиций без серьезной государственной поддержки решить  невозможно. Как добрый знак я воспринимаю слова, сказанные Главой республики во время недавней встречи с представителями дагестанской интилегенции. Впервые на самом высоком уровне прозвучало  такое понятие,  как власть и совесть. Если у той части государства, которая принимает решения, пробудится совесть и она наконец-то обернется лицом к культуре, искусству, литературе -  нам удастся избежать многих трудностей в будущем, в том числе и в экономике.

Без хороших стихов не бывает хорошей экономики.  Отрадно, что в Дагестане худо-бедно, но государство продолжает издавать литературу на национальных языках. Этого нигде в России больше нет. Нельзя культуру, литературу  мерить  коммерческим аршином. Национальная культура и литература  даже в советское время не приносило доходов. Она вся дотировалась.

Мы не устаем предавать анафеме наше прошлое. Но даже в жестких идеологических рамках, когда проза, поэзия, драматургия подвергались идеологической аранжировке,  миру являлись поистине уникальные литературные шедевры. А если оглянуться на последние 20-25 лет нашей новой жизни, когда сняты все табу, нет цензуры, какое  выдающиеся произведение  увидело свет, при прочтении которого все бы ахнули и сказали: «Вот она - свобода дала человечеству новый талант, новое явление». Оказывается,  вовсе не от этого она зависит. Зависит от общечеловеческого поэтического отношения к совести. Совесть исчезает- исчезает герой. Нет героя нашего времени.  И от старых мы пытаемся отречься, вырывая из учебников  Корчагина, Маресьева, молодогвардейцев, даже до Тараса Бульбы добрались. Да, есть чтиво, которое ты покупаешь на вокзале, просматриваешь в дороге, а выйдя из вагона без сожаления расстаешься с ней.

- Есть ли у нас в республике профессиональные критики, способные дать объективную  оценку нынешнему состоянию дагестанской национальной литературы?

- Уровень  той или иной литературы, как правило, определяется уровнем критики. В Дагестане    по большей части присутствует хинкальная критика. Когда кандидаты, доктора наук и даже академики, имеющие, видимо, отдаленное представление о том, что такое художественный образ, занимаются переливанием из пустого в порожнее, с обязательными дежурными дефирамбами в адрес автора произведения. Иногда в сердцах я,  бываю, говорю им: «Ну если вы на большее не способны, то хотя бы укажите  на грамматические ошибки в тексте, уважайте свой родной язык, вы же ученые в конце то концов». Хотя, впрочем, их диссертации тоже такого же уровня.

Таких критиков как Султанов, Абуков, Шахтаманов у нас к великому огорчению уже нет. Если ты кому-нибудь скажешь, что вот последнее твое произведение было не совсем удачным, обидится насмерть. Сюжеты, темы бродят по улицам, они вокруг нас, а они сидят и смотрят в телевизор или на потолок и придумывают совершенно невероятные дурацкие сюжеты.

- В советские времена писатели восседали на самых почетных президиумах. Сейчас политики не очень-то жалуют пишущего брата, все больше приглашают и включают в партийные списки эстрадных певцов и спортсменов. Вас это не коробит?  

- Мы недавно, писатели Росси, встречались в Москве с Владимиром  Владимировичем Путиным. Разговор получился довольно откровенным:  Президент признался, что он давно ждал этой встречи, но неотложные государственные дела вынуждали переносить рандеву с литераторами. Владимир Владимирович заявил, что дал поручение правительству рассмотреть вопрос о возвращении писательского статуса, а также о внесении в Думу законопроекта о творческих союзах. Кроме того, следующий 2015 год в России, будет объявлен годом литературы. Надеюсь, поручения Президента будут выполнены в полном объеме. Я оптимист, хотя, по правде говоря,  мой оптимизм несколько с горчинкой.

Досье:
Ахмедов Магомед Ахмедович, родился в 1955 г. в селении Гонода Гунибского района. В 1979 г. с отличием окончил Литературный институт им.А.М.Горького. С 2004 г. возглавляет Правление Союза писателей Дагестана. Член Союза писателей СССР с 1984 г. Народный поэт Дагестана. Автор более20 поэтических сборников. Лауреат Большой литературной премии России.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество