aif.ru counter
08.11.2019 13:00
175

Море не для отдыха

Блестящий адвокат, известный в стране юрист, посетивший много стран Евгений Шингарёв, второй год приезжает отдохнуть в Дагестан. О своей поездке и впечатлениях о ней гость рассказал корреспонденту «АиФ Дагестан».

Разбитое лобовое стекло – это нормально

– Евгений, как Дагестан появился в твоей жизни?

– Родился я в Москве, окончил одну из столичных специальных английских школ, поступил на юридический факультет московского университета им М.В. Ломоносова. При романтических обстоятельствах познакомился со своей любимой женой, которая родилась в Дагестане. Именно после этого я узнал и понял, что та территория, которую я любил заполнять в контурных картах на уроках географии, где чертил себе красивые узоры Чиркейской ГЭС, каскадов и прочее-прочее – это не просто узоры на карте, это место, которое можно посетить и в котором многое не изведано. И я его начал изучать.

– Помню время, когда ты категорически не хотел посещать Дагестан.

– Я бы не стал употреблять слово «категорически». В Дагестан можно ехать, даже нужно, там красиво, там много мест для посещения. Ровно в этот период, когда я в своих путешествиях начал посещать Северный Кавказ, его предгорья и хребты, закончились все контртеррористические операции. Но в те годы существовала «замечательная» авиакомпания-монополист «Авиалинии Дагестана», и стоимость билетов в Махачкалу равнялась стоимости полёта в Грецию, Италию или на один из Канарских островов. Я решил, что это совершенно не рентабельно и не полетел на Родину своей жены.

С тех пор произошло много событий, много людей уехало из Дагестана, очень много людей в республику вернулось. И наконец, так сложились обстоятельства, что в 2018 году я попал в Махачкалу. Там, на берегу Каспийского моря, есть место, где я могу жить, где я могу спокойно остановиться, решить, какие нужно осматривать достопримечательности в свой очередной визит.

Мне сразу встретилось много хороших людей, которые сказали, что Дагестан Махачкалой не ограничивается. Да, многие наши регионы могут строиться по такому принципу: Воронежская область — город Воронеж, Свердловская область — город Екатеринбург и т.д. В Дагестане же вся основная красота расположена таким образом, что дорога к ней может занять от двух до четырёх часов.

– Чем тебя удивила и чем разочаровала столица Дагестана?

– Организация дорожного движения в Махачкале оставляет желать лучшего. Люди, которые не знают, что такое правило левого поворота; люди, которые обгоняют тебя через двойную сплошную; люди, которые в принципе не хотят знать о правилах дорожного движения. И мне понятно, почему почти у каждой второй машины разбито лобовое стекло.

Сама столица – не самое любимое мое место. Хотя там живут замечательные люди, и я их очень люблю, с ними регулярно общаюсь. Там много интересных мест, музеев, театров, проспектов, улиц, Родопский бульвар. Но дело в том, что Дагестан, ещё раз повторю, Махачкалой не ограничивается. Нужно выезжать за её пределы, нужно предпринимать все возможные действия для того, чтобы поехать в Гуниб, Кубачи, на Сулакский каньон, чтобы исследовать всё, что можно исследовать с помощью четырёх колёс, которые вам дают либо друзья, либо экскурсионные бюро.

Чем вам Дагестан не Италия?

– Есть ли шанс у Дагестана стать привлекательным для массового туризма?

– Я считаю, что у Дагестана глубочайшие и огромные перспективы по развитию туристического кластера. Мы об этом неоднократно разговаривали с людьми, которые там живут, развивают это направление, пытаются привлечь, не пытаются, точнее, а привлекают сюда туристов, которые зарабатывают на этом деньги и делают собственно бизнес.

Вопрос стоит в том, что мало рекламы. Рекламировать нужно больше, рассказывать о красотах Сулакского каньона, о красочном Гунибе, о том, что у легендарного художника Ивана Айвазовского есть картина «Аул Гуниб в Дагестане. Вид с восточной стороны». Нужно понимать, что те красоты, которые существуют в этом прекрасном регионе, – предмет, прежде всего, туристического интереса, и что на этом можно зарабатывать деньги. И деньги очень хорошие. А те, кто не делает это на сегодняшний день, — теряют время!

Есть люди, которые тяготеют к каким-то конкретным местам. Есть люди, которым нравится равнина, и для них Тоскана в Италии – идеальное место для отдыха. Есть люди, которые тяготеют к совершенно другим вещам, это какие-то фьорды, горы, моря и так далее. В Дагестане в этом плане есть многое. Например, только что ты ехал по побережью Каспийского моря и красивым местам в Избербаше. Потом ты сворачиваешь с дороги и можешь уехать в горы. Пейзаж поменяется сразу. Возможно, конечно, там понизится качество дороги, но тут всё зависит от автомобиля, на котором ты едешь, и в принципе от твоей готовности к неким экстремальным условиям. Ты попадаешь в совершенно другую ситуацию, ты видишь картину, которую не увидишь больше нигде в жизни!

Обычные туристические красоты планеты вроде бы известны всем. Гранд-каньон, он же Большой Американский каньон — широко известен! Водопад Анхель в Венесуэле – самый высокий в мире – мы знаем о нём со школьной скамьи. Чтобы попасть к водопаду Анхель нужен вертолёт. А для того, чтобы на вертолёте попасть к водопаду Анхель, нужны деньги. Таким образом, мы автоматически попадаем в ловушку, которая не позволяет простым людям ознакомиться с этими красотами. В Дагестане с этой проблемой справиться очень легко. На обычных транспортных средствах можно добраться до красивых мест, которые тебе запомнятся на всю жизнь.

Фото: АиФ

– Понравилась ли тебе дагестанская кухня?

– Тут нужно сразу оговориться. Есть люди, которые считают себя гурманами, и, попадая в какую-то точку мира, они для себя определяют какие-то экзотические блюда, которые бы им хотелось попробовать. Я себя к гурманам не отношу, никогда не относил, и относить не собираюсь. С этих позиций я могу сказать только одно — в Дагестане вкусно всё!

– Знаменитое дагестанское гостеприимство. Оно существует или это миф?

– Я тот человек, который родился в Советском Союзе, и всю жизнь слышал о том, что существует грузинское гостеприимство, армянское гостеприимство. В плане кавказского гостеприимства я столкнулся только с дагестанским. Оно стопроцентное и всеобъемлющее. У меня к нему вопросов никаких не имеется. Если тебя хотят принять как гостя – тебя будут принимать как гостя вплоть до того момента, пока ты не почувствуешь, что, наверное, уже пора уходить, чтобы не утомить достопочтенных хозяев.

Есть такой жуткий город

– На берегу Каспия есть прекрасные песчаные пляжи. Отдых на море, что может быть лучше?

– Я дам такую оценку, которая многим, наверное, не очень понравится. В своё время мы познакомились в социальных сетях с неким сообществом «Есть такой жуткий город». Не будем говорить о том, кто создал это сообщество. Мы прекрасно знаем этого человека и очень хорошо к нему относимся. Можно даже сказать, через одно рукопожатие этого человека знаем. Мы даже знаем, о каком он городе говорит. О Махачкале! Проблема в том, что когда ты выходишь на один из пляжей, ты видишь табличку: «Распоряжением главного санитарного врача города Махачкалы от такого-то числа 2019 года купание в прибрежной зоне города Махачкалы запрещено!»

АиФ Досье
Евгений Виленович Шингарёв. Родился в 1977 году в семье адвокатов в городе Москве. Окончил специальную английскую школу № 22 (ныне – Романовская школа). Выпускник кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ им М.В. Ломоносова. Работал государственным чиновником (Федеральная антимонопольная служба, центральный аппарат). С 2000 года – адвокат филиала № 1 Московской областной коллегии адвокатов.

Запрещено! После этого у тебя как-то портится настроение, и ты думаешь, а в чём дело? Ты начинаешь смотреть вокруг себя, ощущаешь лёгкий запах канализации и понимаешь, что в море со всех сторон течёт не очень чистая вода. И чтобы наслаждаться купанием в море, нужно ехать куда-то подальше, в тот же самый Избербаш.

Здесь нужно предпринять конкретные решения. Нужно, чтобы очистные сооружения работали нормально. Нужно, чтобы центральный махачкалинский пляж работал нормально. Нужно, чтобы люди, которые купаются на этих пляжах, не получали кишечные и кожные заболевания. Только в этом случае можно будет говорить о нормальном развитии пляжного туризма хотя бы Махачкале, которая является жемчужиной Дагестана.

– О нашем регионе ходят слухи о том, что ехать сюда опасно. Ты почувствовал что-то подобное здесь?

– Никогда! Никогда такой ситуации не было! Ровно 10 лет назад, когда я начал получать благодаря своим личным знакомствам информацию о Дагестане, мне говорили, что там идут контртеррористические операции и существуют какие-то ваххабитские группировки. Ситуация с тех пор сильно изменилась.

Я выскажу своё субъективное мнение по этому поводу. Оно основывается на моей философской и религиозной позиции, которую я вынашивал всю свою жизнь и продолжаю её формировать на сегодняшний день. Мы все дети одного Бога. Если мы признаём, что Бог существует, то он один для всех! Поэтому ни одно Божье дитя не должно бояться перемещаться из одной страны в другую, из одного субъекта Российской Федерации в другой.

Если ты знаешь, что в какой-то момент в каком-то районе был конфликт – просто осведомись, может быть, там что-то было не так, может быть, конкретно туда не стоит ехать именно сейчас. Но это не система, это отдельный случай и превращать его в систему не стоит! И когда меня спрашивают как человека, на мнение которого ориентируются: «Что сейчас происходит в Дагестане?», я отвечаю: «Ребята, война отползла и продолжает отползать. И чем больше вы туда будете ездить, чем больше вы будете интересоваться красотами, тем больше вы сделаете для того, чтобы эта война исчезла навсегда!»

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество