aif.ru counter
4602

Искатели времени. Женщина-археолог о работе с мужчинами и загадках Дербента

Людмила Гмыря открывает современникам новые страницы истории родной земли.
Людмила Гмыря открывает современникам новые страницы истории родной земли. © / АиФ

Многие считают, что археологи 365 дней в году копаются в загадочных руинах, выискивают уникальные магические артефакты и все время «бодаются» со временем. Людмила Гмыря – свидетель того, что мы жили. И, кажется, жили всегда. Порой нам в это трудно поверить. А ей веришь. Она - исследователь времени, археолог, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН. Кстати, единственный археолог-женщина в республике, известный в стране специалист в области средневековой археологии Дагестана. 

Ее страсть к прошлому - под стать таланту раскрывать для современников новые страницы истории. 

В это самое время Людмила Борисовна уже которую неделю, день, час корпит над бумагами, отчетами, учебниками, энциклопедиями. Единственный очевидец происходящего - кошка Маня. Лениво машет хвостом, время от времени обращая на себя внимание хозяйки мяуканьем.

Странная история

Дилия Арифова, «АиФ-Дагестан»: Не зря ведь обещали ученые массу открытий на территории Дербентского района - последнее из них - фрагмент Рубасской стены у селения Комунна, которой, предположительно, более 1500 лет. Какова ее история?

Людмила Гмыря: Два года назад местный житель, обрабатывая землю, сломал дважды плуг. Наткнулся на камни: большие, качественные, каких сейчас не найти. Подумал, что вполне сгодятся для строительства дома, и начал переносить находку во двор, пилить, обтачивать. Возможно, на этом история и закончилась бы, если бы не его сын, который вовремя сообразил, что все не так просто. Своими мыслями парень поделился с директором местной школы Гаджикурбаном Байрамбеговым, а тот привлек внимание археологов и всячески помогал на протяжении всего исследования. Фермер же своим незнанием разрушил кусок исторического пазла, нанес серьезный ущерб памятнику архитектуры.

Полевую работу археолога сменяет бумажная - Людмила Борисовна корпит на отчетами и учебниками. Фото: АиФ

- Вам, наверное, предстояла ювелирная работа по его восстановлению? 

Справка
О древней Рубасской стене говорилось еще в заметках путешественников XVII-XVIII веков. Они описывали стены на дагестанском побережье Каспия, и речь в них шла не только о Дербентском укреплении. Таркинская, Северодербентская и Рубасская. Особый интерес ученых вызывала именно последняя. Ее местоположение подробно описал немецкий врач Иоганн Лерхе, член русского посольства, направлявшийся в Персию в 1747 году. Конечно, ученые пытались разыскать этот памятник Сасанидской фортификации, но безуспешно.

- Команда археологов под моим руководством в 40-градусную жару, вооружившись лопаточками и мастерками, откапывала драгоценные свидетельства истории, сантиметр за сантиметром, счищая кисточками, землю, песок, «оживляла» древние камни. В результате - трехметровой глубины котлован, камни, отличные от Дербентских, плиты длиною более двух с половиной метров.

- Что сейчас со стеной?

- При обследовании памятника стало известно, что это оборонительное сооружение, построенное для защиты от нежелательных гостей. Обратите внимание на плиты - такие при возведении Дербентской стены не применялись. Да и между технологией кладки и размерами плит двух стен разница очевидна. Есть предположение, что это сооружение тоже строили иранцы, но только в более ранний период, когда не было единой технологии строения. А эта стена возведена из хорошо отесанных крупных каменных плит, уложенных горизонтальными рядами на глиняном растворе. Сохранилось девять рядов кладки, общая высота – 2,2 метра, нижние четыре ряда имеют ступенчатую конструкцию.

Полость башни заполнена мелким галечником и бутовым камнем, залитым белым известковым раствором. Сам котлован обнесен забором. Это было сделано местными жителями из соображения безопасности – таким образом они пытались оградить маленьких детей и животных от падения вглубь котлована. Предположительно, стена доходит до моря. Объект хранит массу загадок, которые предстоит раскрыть. Мы думали, что тут находится башня, оказалось, - стена. Мы думали, что сооружения соединяются между собой, но и это оказалось не так. Работы громадьё. Надеемся следующим летом продолжить. Безусловно, для Дагестана большое везение, что именно у нас обнаружено такое огромное сооружение, учитывая, что в мире уже открыли все возможное и невероятное.

Не даю спуску

- Каково это - быть единственной женщиной-археологом, должно быть, сложно работается в мужском коллективе?

- По-разному. Бывает, что в силу дагестанского менталитета пытаются повелевать, особенно на экспедициях. Но я им спуску не даю. Все время слежу. 

 - Вы с детства хотели стать археологом?

- Совсем нет, я мечтала о другой, но не менее романтичной профессии. Сначала решила быть летчицей, но вестибулярный аппарат дал сбой.  Желание стать всемирно любимой актрисой утихло как-то само собой. А навыки, наработанные за пять лет чертежницей в конструкторском бюро завода «Точной механики» в Каспийске, через много пригодились мне в профессии археолога.

- Насколько мне известно, вами впервые в дагестанской археологии была проведена тщательная классификация самого массового археологического материала керамики из слоев II–VIII вв. городища Андрейаул.

- Да, в работе я основывалась на анализе 30 тыс. фрагментов сосудов. Определила характерные черты многочисленных форм керамической посуды этого городища, выделила своеобразные комплексы керамики, связав их с тремя периодами, условно обозначенными как «сарматский» (II–III вв.), «гуннский» (IV–VI вв.) и «хазарский» (VII–VIII вв.). 

- А какой период своей работы вы можете назвать самым ярким?  

- В 1981 году произошло очень важное событие в моей жизни. В рамках работы Новостроечной экспедиции (начальник экспедиции О.М. Давудов), проводившей срочные охранные раскопки в приморском Дагестане в зоне сооружения магистрального газопровода Астара – Изобильное, поручили провести раскопки Паласа-сыртского курганного могильника эпохи Великого переселения народов (ВПН). Работа предстояла напряженная и трудоемкая. В короткие сроки необходимо было исследовать подкурганные захоронения, примыкавшие к трассе газопровода на участке протяженностью почти 1,5 километра. Этот грандиозный памятник археологии, насчитывающий более двух тысяч курганов, навсегда вошел в мою научную судьбу. К настоящему времени я исследовала уже 114 курганов. Найдено множество ценного инвентаря, который в совокупности с данными о конструкциях погребальных сооружений и чертах погребального обряда позволил проследить особенности демографических процессов на плато Паласа-сырт в эпоху ВПН. Материалы раскопок опубликованы в нескольких статьях и в объемной монографии «Прикаспийский Дагестан в эпоху Великого переселения народов. Могильники».

Археологам приходится тщательно очищать все свои находки.
Археологам приходится тщательно очищать все свои находки. Фото: АиФ

- А что-то «говорящее» в слоях поселения удалось отыскать?

 - Собрали коллекцию костяных изделий – наконечников стрел, проколок с боковой выемкой для узелкового плетения сетчатых изделий (рыболовных сетей, силков для охоты, канвы женских головных платков и др.), концевых и срединных накладок луков, орудий труда для переработки продуктов земледелия. Здесь также обнаружены обугленные зерна проса и персиковые косточки. Уникальным артефактом стал обломок каменной формы для отливки металлических зеркал. Находки каменных литейных форм зеркал чрезвычайно редки. На всей территории бывшего СССР известно несколько экземпляров целых изделий и их фрагментов. Литейная форма из Паласа-сыртского поселения отличается от известных тем, что матрицы с рисунком внешней стороны зеркала вырезаны на обеих сторонах каменной плитки, причем символика рисунков различна.

Знает только время

- В документальном кино нам часто рассказывают о загадочных происшествиях, потусторонних силах в экспедиционных лагерях. А на Западе даже снято множество художественных фильмов о мстящих исследователям фараонах. Вам с чем-нибудь мистическим сталкиваться приходилось?

- К счастью, нет. Частенько встречаются мыши. Был случай, когда в яму с костями забрела гюрза (левантская гадюка - прим. ред.). Еле ноги унесли. 

- Существуют ли у археологов приметы вроде: «встать утром с левой ноги», «взять счастливую лопату» и прочее?

- Я к этому скептически отношусь.

- Археологи любят путешествовать?

- Я люблю свой Дагестан. И мне неинтересно подглядывать за тем, что происходит в чужих странах. По мне так лучше ездить в горы, где мне все рады и я им рада. Нравится наблюдать за их укладом жизни. Вообще они обожают мне что-нибудь показывать. Особенно сады! Не перестаю им удивляться и завидовать. Честное слово, не понимаю, зачем ехать за тысячи километров с огромными чемоданами, чтоб позагорать на каких-нибудь островах, когда вот оно – Каспийское море. Наслаждайтесь!

- Будут ли в ближайшее время новые прорывы, революционные открытия?

- Об этом знает только время.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество