aif.ru counter
37

Вячеслав Костиков. В гостях у счастья

Чем ближе президентские выборы, тем шире разливается известная русская река по имени «народное счастье». Всё обещают всем: пенсионерам, рабочим, крестьянам, солдатам и офицерам, учёным, студентам. Дворникам - золотую метлу. Бомжам - отапливаемые подворотни. Ещё чуть-чуть, и море, в которое впадает эта река, выплеснется из берегов и зальёт потоками благодати всю истосковавшуюся по счастью матушку-Россию.

Народ к новым песням о счастье относится с большим недоверием. И правильно делает. Во-первых, ему говорят, что счастье засияет не сразу, а лет через 15-20, когда те, кому счастья больше всего и не хватает, уйдут в мир иной. Во-вторых, обещаний (особенно на памяти старшего поколения) было столько, что лимит исчерпан.

Песни о сталинском счастье, несмотря на талант композиторов и поэтов, устарели, да и пелись они в стране по имени СССР, которой уже нет. Новых же песен о тучных нивах, стадах и счастливых кубанских казаках страна не поёт. Да, есть испытанные исполнители, талантливые композиторы, есть обласканные кино- и телережиссёры, которые за хороший гонорар готовы были бы написать хоть симфонию, хоть балет о народном счастье. Но что-то не ладится. Хотели бы изобразить, как в балете Шостаковича «Светлый ручей», но в жизни почему-то всегда получается гимн жуликам и ворам.

Какое оно, счастье?

Поиски новой формулы сча­стья для Руси осложнены тем, что даже социологи теряются в догадках: а что такое счастье? Из чего оно состоит? Только ли из того, что на столе и в холодильнике, или нужно что-то другое? 100 хороших книг, например. Вот по всемирному рейтингу счастья, составленному британскими учёными, Россия находится на 108-м месте. А Китай - на 20-м. А самые счастливые люди, оказывается, живут в маленьком островном государстве Ванатуту, которое и на карте не сыскать. Из европейцев самыми счастливыми считают себя исландцы, несмотря на все льды и холода.

А что же с нами? На всемирной карте несчастливых регионов мира Россия окрашена в жёлтый цвет, так же как и большинство стран Африки. Но мы-то знаем, что живём лучше китайцев, у которых, как известно, нет ни пенсий, ни социального обеспечения. И уж, во всяком случае, лучше, чем в какой-нибудь Ботсване или Уганде. Но вот посмотришь на скучные лица россиян, которых профсоюзы за наши с вами деньги завозят на очередной «митинг в поддерж­ку», и начинаешь задумываться: а чего же нам не хватает? Может, пресытились счастьем? Может, как в известном анекдоте: «Дюже ваша Галя балована…» Не радуют её ни Микола, ни его выдающиеся достоинства.

Представления о счастье у россиян действительно сильно изменились. Помните стихо­творение «Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру», написанное В. Маяковским в 1928 году: «Ни щи не радуют, ни чая клокотанье»? А радует передового сталевара новая ванная, что «белее лунного света». Сложность новейших «мечтателей», когда они начинают рассказывать токарям, литейщикам и дояркам о «счастье как новой перманент­ной неизбежности», состоит в том, что советско-российский человек уже пережил несколько его явлений. Восходов и закатов было, по крайней мере, пять: при Ленине, Сталине, Хрущёве, Брежневе, даже при Горбачёве и Ельцине. Было время - дейст­вительно верили. Беспамятно, бездумно, благодарно. Как в известных стихах М. Исаковского:

«Спасибо Вам, что в дни великих бедствий

О всех о нас Вы думали в Кремле.

За то, что Вы - повсюду с нами

вместе,

За то, что Вы живёте на земле».

Беда в том, что при явлении каждого нового русского мессии вера и, соответственно, благодарность за якобы дарованное счастье становились всё жиже и жиже. Нужно было великое терпение русского человека, чтобы (при всех масштабах обмана и насилия) вера в неминуемое и скорое счастье продержалась столько десятилетий. Долгое время она питалась наивностью и безграмотностью миллионов русских крестьян, которых революция, а затем и сталинская индустриализация кинули из деревни в города, от сохи - к станкам, от курной избы - в заводское общежитие. Затем - тотальной пропагандой с примесью страха.

Череда обманов и идеологической фальши, которыми был наполнен почти весь русский ХХ век, в конце концов превратила почти тотальную веру в почти полное неверие. И это укоренившееся неверие к власти сегодня крайне негативно сказывается на политике и общественной жизни. Люди не верят ни в честные выборы, ни в порядочность партий и вождей, они не верят ни судам, ни бизнесу, ни левым, ни правым, ни патриотам, ни правозащитникам. Коррозия неверия затронула даже иерархов Церкви.

Другой народ

А впереди у власти ещё более сложные времена, ибо инструменты поддержания популярности фактически исчерпаны. На фоне относительного материального благополучия народ уяснил, что новые социальные леденцы быстро тают в кулачке. Растущий средний класс требует не тульских печатных пряников, а того, что у власти никак не получается включить в новую «потребительскую корзину»: больше свободы, больше достоинства, больше правды. Всё слабее действуют и такие, казалось бы, испытанные наркотики, как официозный патриотизм, пилюли державно­сти, таблетки антиамериканизма. Помпезные церемонии награждений, присвоение статусов городов воинской славы, создание новых, непонятных народу «духоподъёмных» праздников вызывают раздражение. Так же как и бесконечные напоминания (к месту и не к месту) о традициях воинской славы, спекуляции на подвигах дедов и отцов. Особенно когда это происходит на фоне дедовщины и сообщений о том, что новобранцев из депрессивных регио­нов приходится откарм­ливать в специальных центрах, прежде чем направить для прохождения службы.

Власть никак не может понять, что она имеет дело с другим народом. С народом, у которого появились иные представления о счастье, необязательно связанные с дешёвой колбасой, наваристыми щами и доступной водкой. Люди перестали воспринимать лукавые объяснения политических просчётов: типа «чистые выборы с вопиющими нарушениями». Осетрина бывает либо первой свежести, либо протухшей. Что касается попыток снова вывести на сцену задиристого «литейщика Ивана Козырева» (да ещё на танке) и с его помощью пристыдить «классово чуждых» блоггеров, то они едва ли приблизят нас к счастью. Приблизят к известному рус­скому несчастью, имя которому - смута.

Ваше мнение

Что для вас важнее?

Отправьте на номер 2151 SMS следующего содержания: «Аиф пробел число»

Свобода, возможность реализации прав — Аиф 21

Материальное благополучие — Аиф 22

Другой вариант — Аиф 23 (Здесь вы можете написать свой комментарий по данному вопросу.)

SMS платные. Средняя стоимость SMS 3,5 руб. (подробнее здесь).

Сообщения принимаются до 12.00 13 февраля.

 

 
Вячеслав Костиков

директор аналитического центра

«Аргументы и Факты»

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество