aif.ru counter
325
Рейтинг вопроса
0
+ -

Как дагестанским боевикам помогают «выйти из леса»?

Категория:  Архив
Как дагестанским боевикам помогают «выйти из леса»?
Ответ редакции

Выходите «из леса»

В Дагестане комиссия по адаптации боевиков за два года рассмотрела 46 заявлений. Разного рода кривотолки вокруг работы этого органа не стихают и по сей день. О буднях непростой организации мы беседуем с секретарем комиссии Севиль Новрузовой. которая вывела «из леса» 7 членов НВФ. 

Аргументы и Факты- Дагестан- :Комиссия работает уже третий год. Как удалось заслужить доверие членов НВФ?

С.Н.-  Я думаю, дело не в доверии, а в том, что люди устали от происходящего в республике. Те, кто ошибся, переступив черту закона, сами это осознают. Правда, не могу говорить о всех, но во многих случаях ребята, которые уходили в «леса», думают уйти оттуда. О подобных чувствах и переживаниях «лесных» мы узнаем по рассказам уже вернувшихся. Страх перед лидерами НВФ останавливает их сделать первый шаг. Главари бандформирований пугают, что силовики будут применять незаконные меры типа пыток. Поэтому им сложно верить. Очень часто оступившиеся ищут зацепку, чтобы вернуться, но не знают, куда идти и к кому обратиться. Комиссия по адаптации - именно тот шанс, который позволит вернуться к мирной жизни хоть через какое-то время. 

Аргументы и Факты- Дагестан- :Севиль, почему идея комиссии не прижилась на федеральном уровне?

С.Н.- Прежде чем говорить о федеральном уровне, скажу о комиссии республиканского уровня, у которой, на мой взгляд, много недоработок. В работе комиссии существуют моменты, которые должны решаться на уровне, непосредственно, республиканской власти. То есть, если боевик сдался, то вопрос нужно рассматривать на уровне городской комиссии. Городская комиссия выносит ходатайство перед республиканской комиссией, и вопрос можно решить на этом этапе, не доводя до федеральной комиссии. 

 

 

Угрозы были и будут 

Аргументы и Факты- Дагестан- :Вы уже работаете в комиссии не первый год. Поступали ли угрозы в ваш адрес? 

С.Н.- Угрозы всегда поступали, и нам не привыкать. Лидерам боевиков не нравится, что молодежь решается выйти «из леса» и вернуться к мирной жизни. На их взгляд, мы препятствуем их «джихаду». Поэтому они пытаются угрожать разными способами, даже СМСки приходят. Но мы не обращаем на это внимание. Как говориться, волков бояться – в лес не ходить.

Аргументы и Факты- Дагестан- : Чего вы ждете от работы новой комиссии?  

С.Н.- Работа комиссии не зависит от одного человека, будь он хоть руководитель. Я крайне не согласна с тем, что нам приходиться уговаривать молодых людей выйти из леса под гарантии ходатайства комиссии о снисхождении перед верховным судом, в то время как, на деле получается по-другому. Человек соглашается на наши уговоры, пишет заявление и проходит определенную процедуру проверки, а голосовать за заявление или нет, решают члены комиссии при рассмотрении. 

Я считаю, процедуру проверки должен пройти ранее задержанный,и если, в последующем, он решил обратиться за помощью комиссии, а также, кто сдался во время боя. Такие меры не должны применяться к согласившимся на наши уговоры. Мне непонятно, что мы изначально гарантируем ребятам «из леса», если их заявления еще будут рассматривать, и неизвестно, будут ли ходатайствовать. Тогда люди пусть сами решают, обратиться к комиссии или нет. Зачем нам уговаривать?!

Я надеюсь, что вышеперечисленные недоработки в Комиссии по адаптации, пока еще действующей на сегодняшний день, будут устранены. А то, получается, мы ведем не совсем понятную игру с теми, кто сдался. На мой взгляд, комиссия сама себе противоречит именно в этом пункте. Это может послужить причиной угроз нам уже не от противников нашей деятельности, а от самих, вернувшихся «из леса».

Читайте также>>Дагестан назван регионом, где чаще всего совершают вооруженные преступления

Аргументы и Факты- Дагестан- :Какова судьба сдавшихся «боевиков» на сегодняшний день?

С.Н.- Хочется сказать о группе «Южная», сдавшаяся под гарантии руководителя республиканской комиссии по адаптации Ризвана Курбанова, экс-президента республики Магомедсалама Магомедова и, в том числе, мои, в которую входили 7 бывших участников НВФ.

 

 

Судьба этих молодых людей еще не предрешена. Комиссия за них ходатайствовала перед верховным судом о снисхождении. На сегодняшний день приговоров суда еще не было. Судебный процесс ведется с мая месяца прошлого года. Предъявленных статей более 20, а это получается более 30 сложных и длительных эпизодов по каждому процессу, поэтому так затянулось.

Мы надеемся, что ходатайство комиссии будет воспринято верховным судом. И кто еще «в лесах», думаю, после суда решатся вернуться к мирной жизни. Ведь они, наверняка, следят за процессом в надежде, что сроки заключения будут не такие большие. Но мы, в любом случае, призываем и просим, чтобы они вернулись, и надеемся, что комиссия по адаптации или по примирению, как бы не называлась, продолжит свою деятельность в том русле, в каком была начата.

Аргументы и Факты- Дагестан- : Скажите, Севиль, а как оценивается состояние этих ребят? Как к ним относятся сотрудники правоохранительных органов?

С.Н.- Мы, члены комиссии, под гарантии которых ребята выведены «из леса», следим за их судьбами. Моральное состояние сложно оценить после всего пережитого. Ими пройден тяжелый путь - из мирной жизни попали в нелегальное положение, потом с трудом вернулись обратно. Сложно описать подобное. Жалоб на плохое отношение сотрудников правоохранительных органов не поступало. К ним могут заходить адвокаты, которые докладывают об их состоянии. Вначале, нас тоже к ним пропускали. Мы лучше знаем их положение, чем родные и близкие.  

На данный момент ждем приговоров суда. От этого зависит дальнейший стимул в нашей работе. Первые, кто добровольно сдались - ребята из группы «Южная». До этого сдавались пособники «боевиков», которые им помогали. А эти ребята самые что ни есть «лесные».

С силовиками заодно 

Аргументы и Факты- Дагестан- : Всегда ли вы получаете поддержку от силовиков, ведь вы стараетесь сохранить жизни тем, кто еще вчера готов был стрелять по полицейским и спецслужбистам?

С.Н.- В принципе, это и политический момент. В комиссию входит и силовой блок, также силовики, независимо от того, в составе комиссии или нет, во время спецоперации пытаются уговорить «боевиков» сложить оружие. Дело в том, что не только члены комиссии заинтересованы вернуть ребят к мирной жизни, и вопрос не стоит таким образом, чтобы кто-то конкретно выводил их из «леса». К этому стремятся все, и главная цель – побольше ребят вывести «из леса». 

Говоря о силовом блоке, не могу не отметить, что именно от сотрудников правоохранительных органов мы получаем основную поддержку. Без них ничего не можем гарантировать, потому что сдавшихся мы передаем в руки силовикам. Изначально, без поддержки спецслужбистов или без взаимопонимания с ними, мы не влезли бы в такое дело. Как говориться, один в поле не воин. Тот же самый президент, не будь у него поддержки со стороны силовых структур, ничего бы не смог сделать. 

Особое приглашение 

Аргументы и Факты- Дагестан- :Силовики приглашают вас на спецоперации?

С.Н.- Мне лично не раз приходилось присутствовать на спецоперации. Обычно, в любом случае, присутствует человек из комиссии. Но это решает правоохранительный блок, который оценивает ситуацию. Если члену комиссии ничего не грозит, то разрешают присутствовать. 

Аргументы и Факты- Дагестан- :Руководитель Следственного комитета Дагестана Алексей Саврулин считает, что следует положительно рассматривать заявления только тех, кто признает свою вину по всем эпизодам обвинения, дает исчерпывающие признательные показания, сотрудничает со следствием и, желательно, чтобы он сдался добровольно, а не был задержан в ходе спецопераций.

С.Н.- Тогда в чем смысл работы комиссии? Мы же не следственные органы, а общественное объединение. Наша задача - выводить ребят «из леса». И мы в ходе переговоров не ставим какие-то условные гарантии, где говориться о том, что он должен согласиться со всеми предъявленными обвинениями по всем пунктам, чтобы пройти комиссию по адаптации. Мы не берем на себя такую ответственность перед человеком, который нам доверился, и не вмешиваемся в работу следственных органов. «Давить» на что-то в ходе следствия тоже не можем. Наша работа – вывести человек живым. 

Аргументы и Факты- Дагестан- :Все ли «лесные» могут к вам обратиться, или есть одиозные боевики, у которых нет уже шансов?

С.Н.- Раньше смотрели на то, «есть ли на человеке кровь или нет». Но в моей практике были случаи, когда призывали к мирной жизни и тех, на ком «есть кровь». Не думаю, что такому человеку грозит пожизненное. Тут опять политический момент, - если говорить о стабилизации положения в республики, то на многое придется закрывать глаза. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах