aif.ru counter
330

И в горе и в радости: Гример из Дагестана о своей профессии

Актер - специфическая профессия: чего только не приходится переносить бедолагам для того, чтобы получить и сыграть заветную роль! Даже в век современных технологий, с помощью которых, кажется, можно добиться любого эффекта, далеко не всё делается при помощи компьютерной графики. Гримеры, костюмеры-реквизиторы, постановщики, декораторы и т.д. - благодаря всем этим людям мы можем попасть в волшебную сказку или очутиться в кошмарном сне. 

Каждый день она превращает актеров в королей и бандитов, фронтовиков на поле боя и исторических героев. За считанные минуты ей удается превратить молоденькую девушку в пожилую женщину, а изящную шею «украсить» безобразным шрамом. Корреспондент «АиФ Дагестан» побеседовал с настоящим гуру гримерного ремесла, что работает над созданием образов актеров отечественного кино, Пазилат Газимагомедовой.

Свет, камера, мотор!

Ума Саадуева, «АиФ Дагестан»: Пазилат, ты красивая и хрупкая девушка, а рисуешь такие ужасы: кровь, рваные раны, последствия эпидемии на теле, да много чего неприятного! Вы, гримеры, нормально спите по ночам?

– Пазилат Газимагомедова: Не жалуюсь. Кошмары не снятся, в холодном поту не просыпаюсь. Да, съемочные дни выматывают, расшатывают нервную систему, но когда любишь свою работу,  к тяготам профессии относишься спокойно. Итальянский режиссер Бернардо Бертолуччи однажды сказал, что люди приходят в кино, чтобы разделить одну и ту же мечту. И это действительно так. Потому что, какой бы ни получилась картина, как бы ее ни критиковали, ты будешь вспоминать это время с теплотой. Большое удовольствие и большая честь работать вместе с интересными и талантливыми людьми, профессионалами своего дела, когда съёмочная группа – это не разрозненный набор случайных людей, а команда, творящая в едином порыве - вот тогда на съёмочной площадке царит особая атмосфера. За нее многое можно отдать.

Дождь, ветер, пурга. Если съемки идут на улице, тяжело, наверное?

– Тяжело, если дождь, ветер, пурга (улыбается), но ведь надо же следить за актерами, их гримом, чтобы не размылось, не расклеилось. С ранами и шрамами проще, нежели с постижем – усами, бородой, бакенбардами, париками, которые отклеиваются на морозе. Как, например, на съемках фильма с рабочим названием «Созвездие Марии», в котором рассказывается об освоении русского Севера, об опасностях и приключениях, ожидавших членов экспедиции под руководством В. Прончищева и его друга и соратника Челюскина. Были натурные съемки. Снимали на озере Ладога. Температура воздуха -25, дует ветрище, а ты должна делать свою работу. Стягиваешь перчатки и окоченелыми  руками пытаешься поправить грим актеру или, например, приклеить на место отклеившийся ус.

– Прощай, здоровье, здравствуй, карьера! А организм свой не жалко?

– Это мой выбор. Если не любишь свою работу – уходи. Если она тебе по душе, то работай с удовольствием и не жалуйся на трудности. Кино – это постоянная тренировка памяти и тест на внимательность. И не только из-за любителей выискивать киноляпы. Актер должен войти в кадр таким же, каким вышел из стыковой сцены. Но, поскольку сцену могут начать снимать в марте, а заканчивать в ноябре (образно выражаясь), и запомнить все детали очень сложно,  ведутся записи, делаются фото. Ведь может случиться всякое. Бывают и такие случаи, когда актеры худеют или толстеют за этот период, а в кадре все должно выглядеть идентично.

Фото: АиФ

Борьба за «Оскар»?

– Вспоминаю старые фильмы и телепрограммы. У актеров, что у мужчин, что у женщин, ярко выделены глаза, губы. Сейчас, по-моему, по-другому гримируют...

– Раньше была такая манера, это, во-первых, а во-вторых, когда снимается черно-белое кино, обязательно нужно акцентировать внимание на глазах и губах. Потому что черный, белый, серый тона не дают развернуться в цвете. Да и сейчас приходится подцвечивать иногда. Кроме того, сейчас художники-гримеры пользуются профессиональным гримом, максимально приближенным к обычной, бытовой косметике. А раньше гримировали другим, с иной текстурой и цветопередачей. Что касается рабочего материала, даже хлебным крошкам можно найти применение. Например: изобразить сыпь или какой-нибудь вирус. Как говорится, голь на выдумку хитра. Раньше, когда не было дорогостоящих материалов, мы применяли в работе любой продукт: муку, салфетку, силиконовые перчатки... Очень люблю работать со спецэффектами, пластикой. Это очень интересно. Я люблю фильмы исторические, военные, потому что там много спецгрима – ранения, ожоги, порезы, кровь, и, соответственно, много интересной работы для гримера (улыбается). А мне по душе придумывать, фантазировать, вносить что-то новое, импровизировать. В этом плане проект, на котором я работала этим летом (многосерийный художественный фильм «Русские горки»),был очень и очень интересным для меня. Захватывающий сценарий, временной интервал с 1945 по 1986 год. Герои переживают много жизненных перепетий, взрослеют, стареют, умирают. И все эти моменты нужно передать через грим.

Как известно, столица  наша не очень провинциалов балует. Как тебе, простой девушке-дагестанке, удалось стать гримером концерна «Мосфильм»?  Что это: удача или результат упорства?

– Скорее, второе. Я была простой дагестанской девушкой, которая пыталась найти свое место в жизни. Спонтанно уехала в Москву  только потому, что был дешевый билет на самолет. Было страшно, ведь я ехала практически в никуда. Большой город – большие страхи. Первое время работала продавцом-консультантом в магазине косметики, где я познакомилась с девочкой, учившейся в Академии косметологии и макияжа «Дом русской  косметики». Она очень увлекательно рассказывала о процессе обучения, что я, вообще не помышлявшая о чем-то таком, неожиданно для себя загорелась. С этого все и началось. Да, было трудно, но очень интересно. Упорство и понимание, что ты нашла свое место в жизни, взяли верх.

– Я-то думала, ты скажешь, как все знаменитые гримеры в интервью: «В юности я была фанатом фильмов ужасов и любила рисовать».

– Нет, я по образованию историк  и больше по гуманитарной науке шла, а потом вдруг свернула на художественную тропу и поняла, что она верная. Грим – это искусство преображения. Это не просто макияж. Это то, что позволяет мужчинам играть роль женщин, а женщинам – мужчин, перевоплотить худого в толстого, молодого в старика, менять лицо и тело человека до неузнаваемости. Да так, что вы не заметите подвоха до самых титров. То, что  без лишних слов переносит в разные эпохи. То, что можно обсуждать часами. То, за что уже давно дают премию «Оскар». 

– Мечтаешь о нем?

– Пока еще рано, но почему бы и нет? (смеется) У меня нет определенной цели -  получить премию или еще какую-нибудь похвалу за свою работу.  Не мечтаю уехать отсюда в Голливуд и гримировать Тома Хэнкса. Я просто хочу делать свою работу хорошо, чтобы это было реалистично и качественно, а какой я там премии стою – время покажет.

Фото: АиФ

Влюбленные в урбеч*

– Но ведь не все актеры, которых ты гримируешь, интересные и милые личности, есть среди них наверняка и те, кто испортит твой рабочий день?

– Есть даже те, кто испортит жизнь (смеется), но имен их я называть не буду. Мне повезло: за мою творческую деятельность их было не так много. Но вообще-то человек моей профессии всегда немного психолог. Первая встреча с актером очень важна. От нее зависит атмосфера, в которой предстоит нам работать дальше. Соответственно, нужно уметь найти подход к человеку, внушить доверие. Сложнее всего работать с женщинами, имеющими определенное положение в обществе  и уже вкусившими, так сказать, радости этого положения. Она ходит в дорогие салоны, ухаживает за своей кожей, привыкла к своему определенному образу. Она звезда. Я после одной такой дамы буквально  нервы лечила (смеется). Слава богу, адекватных, доброжелательных и добродушных среди актеров большинство. До сих пор прекрасные дружеские отношения с актерами, которые снимались в «Закрытой школе», это Пашка Прилучный и его жена Агата Муцениеце, Таня Космачева, Антон Хабаров, Прохор Дубравин, Ксения Энтелис, Юля Агафонова, Леша Коряков. Список можно продолжать и продолжать.  Их действительно много.

– На домашних посиделках, наверное, готовила им аварский  хинкал с чесночным соусом?

– Несомненно. Многие актеры отечественного кино влюблены в дагестанские блюда. Помню, я на одном проекте принесла банку урбеча, так утро актера Андрея Чернышева начиналось с этой банки. Ему так понравился наш традиционно дагестанский продукт, что он стал заказывать его у меня, а мне, в свою очередь, отправляли из республики родственники.

– Сейчас ты работаешь в съемочной команде режиссера Павла Лунгина над созданием фильма «Братство» в Гунибе. Какие впечатления у именитого мастера кино от Дагестана?

– Павел Семенович, мне кажется, влюбился в Дагестан, в горцев, в их природную и душевную красоту. И  тот же урбеч из абрикосовых косточек ему очень понравился (смеется).

 

* Густая жидкая масса, получаемая из растертых поджаренных или просто высушенных семян льна, подсолнуха,  тыквы, абрикосовых косточек или орехов. В традиционной кухне народов Дагестана используется как питательное средство для поддержания сил, а также при лечении болезней.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество