Примерное время чтения: 9 минут
331

«Все артисты по жизни» Хореограф из Петербурга поставил балет в Дагестане

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ Дагестан Форт Боярд уплывает 24/04/2024
Герман Правоторхов / Из личного архива

Режиссёр, постановщик, хореограф, артист балета – у него много специальностей, но себя он называет просто творческим человеком. Герман Правоторхов поставил в Махачкале балет «Золушка» по мотивам сказки Шарля Перро. Премьера прошла на ура, и это его вдохновило. Почему он решил поставить спектакль именно здесь и за что любит республику, режиссёр рассказал в беседе с dag.aif.ru.

«Могло до драки дойти»

Ума Саадуева, dag.aif.ru: – Герман, вы работали над спектаклями в Санкт-Петербурге, Ереване, Америке и много где ещё. И тут Махачкала…

Герман Правоторхов: – Я объездил почти весь мир, все континенты, будучи артистом балета. Северная Америка, Скандинавия, Азия, Европа, Океания – это малый список, где побывала наша труппа. Я очень благодарен судьбе за это, так как увидел менталитет разных стран, подходы их жителей к жизни, к профессии, а главное – к театру. Опыт гастролей пригодился, когда я из артиста переродился в хореографа.

Артист всего лишь исполнитель, как и спортсмен. Балет – это моя жизнь, а футбол – страсть. Футболист должен изя­щно обвести команду соперника и забить красивый яркий гол. Потом он бежит к болельщикам и получает ту самую минутную славу героя. Так и танцовщик балета элегантно, по всем правилам исполняет хореографию в мужской вариации, а в конце показывает самое сложное, самое эффектное балетное па и получает аплодисменты от зрителя в зале.

Досье
Герман Правоторхов. Родился 11 ноября 1991 года в Санкт-Петербурге. Выпускник Академии русского балета им. А. Я. Вагановой, Санкт-Петербургской консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова. Работал артистом балета в Мариинском театре, Театре оперы и балета им. Н. А. Римского-Корсакова, театре «Мюзик Холл», Санкт-Петербургском театре балета им. К. В. Тачкина.

– В балете ведь, помимо техники, ещё есть и актёрская составляющая, нужно развернуть сюжет спектакля?

– Конечно, но это результат работы режиссёра. Хореограф-постановщик должен быть Змеем Горынычем с тысячью голов психолога, оратора, мастера убеждений, интригана, вождя стаи.

В Петербурге и Махачкале люди, правила, религия, обычаи разные. С южными людьми работается легче, потому что они эмоциональнее и энергичные. Иногда ребят на репетициях невозможно остановить, до реальной драки может доходить. Лично меня эта энергетика заводит и не даёт мне скучать.

Спектакль «Асият» (Александр Савельев и Екатерина Жигалова).
Спектакль «Асият» (Александр Савельев и Екатерина Жигалова). Фото: Из личного архива/ Герман Правоторхов

– Наверное, это и есть самая отличительная дагестанская черта?

– Я помню, как-то у моей одноклассницы на странице в соцсети стоял статус «актриса по жизни». Так вот все, кого я видел в Махачкале, были артисты по жизни, причём роли распределены, тексты расписаны. Трудно понять, когда человек просто живёт, а когда играет. И это прекрасно, мне это нравится. Артисты дагестанской оперы голодны до сцены, до публики и поездок. Они готовы из кожи вон вылезти, получая новый материал или вызов.

– Поэтому вы решили поставить «Золушку» именно в Махачкале?

– Когда я работал в Мариинском театре, одним из любимых моих спектаклей, где я принимал участие, была именно «Золушка». С этим спектаклем мы часто ездили на гастроли. Ещё по чистой случайности после перехода в театр при Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Римского-Корсакова моим первым спектаклем была тоже «Золушка»! Сергей Прокофьев, пожалуй, самый мой любимый композитор, большая часть моей жизни была связана с его музыкой. Я давно хотел поставить свою «Золушку», и ко мне пришёл его величество случай. Мне предложили поставить детский балетный спектакль в Дагестанском театре оперы и балета. Раздумывал не больше минуты. Судя по тому, что спектакль идёт до сих пор и собирает полные залы, можно сказать, что это «провал» (смеётся).

Бекхэм в балете

– Были ли трудности при постановке балета?

– Ничего трудного не было. Было удобно и комфортно творить, по крайней мере, лично мне точно. Я очень хорошо изучил труппу – как их творческую сторону, так и бытовую. С раздачей ролей проблем тоже не было. Мы все друг друга понимали и любой дискомфорт тут же устраняли. Надеюсь, что «Золушка» будет началом новой формы в балетной истории Дагестана.

– Герман, я, например, с девяти лет мечтала быть журналистом, а в каком возрасте вы поняли, чем хотите заниматься?

– Наверное, красиво бы выглядела такая версия развития событий: меня привели в детстве на балет, и я представил сцену, на которой танцую главную партию… И близко такого не было. Скажем так: мне всегда нравилось быть в центре внимания. Моими первыми зрителями были родственники. Я показывал, как двигаются звёзды эстрады: Майкл Джексон, Элвис Пресли, Челентано. То есть тяга к сцене была с детства. Но к какой из сцен? Драматической, цирковой, танцевальной? Родители выбрали для меня балетную сцену и привели во Дворец творчества юных в Санкт-Петербурге. Там началась моя история в балете, и я впервые вышел на большую сцену.

Спектакль «Ромео и Джульетта».
Спектакль «Ромео и Джульетта». Фото: Из личного архива/ Герман Правоторхов

– У вас есть кумиры?

– Я фанат футбола. В детстве любил следить за европейскими футбольными командами, названия и составы помню до сих пор. Всегда интересовался транс­фертным окном и с нетерпением ждал больших футбольных чемпионатов. Кумиром в этой сфере для меня был и есть Дэвид Бекхэм – футболист, который соединял в себе профессионализм и моду, которую подхватывал мир, начиная от причёски и заканчивая жёлтыми бутсами. В балете эталонами считаю Александра Годунова и Рудольфа Нуреева – икону моды, стиля, скандалов и интриг. Но самое главное, что на фоне всего этого Рудольф Хаметович был профессионалом, отдавал всего себя балету. Своего рода Бекхэм в балете.

– На первый взгляд балет – это нежность, красота и изящество, но за кулисами – боль и страдания. Зачем же родители отдают своих детей туда?

– Для меня это очень больная тема – юные ученики. 70–80% детей отдают в балет по двум причинам. Первая – сами родители бывшие балетные, которые не смогли себя реализовать в полной мере. Вторая – дети, которых отдают «ну пусть хоть чем-то займётся, кроме телефона». С моей точки зрения, это просто насилие над ребёнком и над его педагогом. Если ваш малыш поёт с утра до ночи, слушает музыку и выучил все песни из домашнего архива, то, пожалуй, его не надо отдавать в физико-математический лицей. Я занимался дополнительно балетом у одного педагога прямо дома. В соседней комнате всегда сидел его семилетний сын, которого без книги в руках я не видел никогда. Он очень увлекался географией: чертил контурные карты, знал столицы всех стран, постоянно сидел с ручкой, горой тетрадей и энциклопедией. И что вы думаете? Семья отдаёт его в профессиональные танцы, в балет. Последнее, что я помню о том парне, как он просил со слезами родителей бросить балет из-за неуспеваемости. Таким образом мы только приучаем ребёнка к насилию над самим собой. Я против этого.

Шедевр в одной комнате

– Мне кажется, что интерес к балету снижается…

– Судя по тому, что в Большом театре во время новогодних праздников не достать билетов на «Щелкунчика», цена которых доходит до 100 тысяч, интерес к балету не уменьшается. Мне кажется, что это гордость нашей страны, одно из наших достижений. Это красота в хореографии и в музыке, а красоту нельзя не любить!

Балет бессмертен, меняются лишь его формы. Сейчас зритель требует динамики во всех сферах культуры и искусства. Он легче переносит сериал из пяти серий по два часа, нежели трёхчасовой фильм Тарковского. Всё стало происходить быстро, люди стали реже оглядываться назад, такова жизнь. Искусство, в том числе и балет, обязано подстроиться под новые ритм и образ жизни людей. Культура и человек неразрывно связаны друг с другом.

– Представим, что вам выделили неограниченный бюджет и дали лучшую команду на фильм мечты. Что за картина это будет?

– Кино тоже моя страсть. Я много приёмов беру из кинематографа и переношу в свои спектакли. Гигантомания прошла. Уже не снимут «Титаник» или «Гладиатора» с массовкой в 1000 человек. Уже не будут снимать «Властелина колец», переезжая по всем континентам в поисках ярких пейзажей. И не потому что не могут, а потому что того самого эффекта уже нет во время просмотра. Сейчас время минимализма – можно снять шедевр в одной комнате, как это делает Тарантино, и получить «Оскар».

– Как же юным режиссёрам удивлять современного искушённого зрителя?

– Надо что-то изобрести, чтобы заявить о себе. Если ты ещё не прошёл ни одного «круга ада», то вряд ли сразу начнёшь завораживать и удивлять. Создавай, твори, ошибайся, на ходу исправляйся, а зритель подтянется. И вот потом, нащупав свою аудиторию, найдя свой уникальный стиль, будешь поражать и удивлять.

– Чего от вас ждать в будущем?

– Планов, если честно, много. В том числе и в Махачкале. Но как мы все знаем, счастье (и от себя добавлю – результат) любит тишину. Уверен, что как только что-то будет представлено в Махачкале, зритель узнает об этом первым.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах