aif.ru counter
170

Жизнь, как на Западе: Кто мешает развитию Дагестана?

Дагестан с постсоветского времени плотно числится в рядах регионов не только дотационных, но и депрессивных: высокая трудовая миграция, низкие зарплаты, качество и уровень жизни, хроническая безработица. И на этом фоне раздавленное советское промышленное производство. Наш гость – заслуженный экономист Дагестана, председатель Фонда имени Магомеда Ярагского Гаджибуба Рустамов знает, где корень проблем, и рассказал об этом корреспонденту «АиФ Дагестан».

Где деньги, Зин?

– Гаджибуба Шихмурадович, Вы работали ревизором Министерства сельского хозяйства и застали времена, когда приграничным районам было посвящено постановление Правительства РФ № 1000 от 12 октября 1995 года. Расскажите о нем.

– В разработке этого постановления по поручению руководства страны и республики принимали участие Министерство сельского хозяйства (во главе с министром Айгуном Ахмедовичем), Министерство промышленности, экономики и другие ведомства республики. Координировал эту работу дагестанский общественно-политический деятель, генерал Гаджи Гаджиевич Шайдаев. Позже все-таки построили два моста: Цюхюльский и Ходжа-Казмалярский через реку Самур. А также реконструировали в Дербенте здание кинотеатра под лезгинский драмтеатр. Вот все, что было реализовано в рамках постановления Правительства РФ № 1000. Скажу, что по данному постановлению было предусмотрено 67 пунктов мероприятий на сумму более 2 триллионов рублей, которые поступили в Дагестан.

– А куда делись деньги?

– Суммы начали поступать в регион с 1997 года, а в тот период я уже не работал в Министерстве сельского хозяйства. Знаю только, что все деньги ушли в адрес Правительства РД.

– В приложении к постановлению № 1000 действительно указан серьезный перечень мероприятий – завершение строительства радиорелейной линии, телефонных станций, инфекционного корпуса в Дагогнях, разводящих сетей и водопроводов и многое другое. Неужели не было ни одной проверки по расходованию этих средств?

– Ни одной проверки из федерального центра не было. Значит, не имели цели по-настоящему расследовать это дело, да и не хотели.

Фото: РГВК "Дагестан"

Вопреки логике!

– Тема Самурского водовода, который год тревожит не только местное население, но и экспертов, экологов. И Вы поднимали эту тему в своих комментариях прессе.

– Надо сказать, что в вышеупомянутом постановлении № 1000 предложено решение проблемы водообеспечения Дербента. Дело в том, что по нему было предусмотрено строительство водовода Амсар – Дербент протяженностью 160 км. По проекту он обеспечил бы древний город чистой родниковой водой с вершин Большого Кавказа объемом 35 кубов в секунду. По проекту водовода предусматривалось также строительство водоотводящих сетей протяженностью 200 км. Однако вместо того, чтобы возродить это постановление и обратиться к этой забытой теме, Правительство Дагестана (с 2010 по 2017 год) задумало решить этот вопрос за счет реликтового лианового Самурского леса. Так, на этот сомнительный проект без должного экспертного заключения было израсходовано 600 млн рублей!

Сделано это было вопреки логике и здравому смыслу, исключительно с целью наживы и создания коммерческой линии бутилированной воды. Спрашивается, зачем вы вторгаетесь в Самурский лес?! 

– Вот Вы говорите о возрождении или реанимировании этого постановления, но как это сделать, Гаджибуба Шихмурадович? Ведь прошло много времени…

– Нет никакой разницы, сколько времени прошло. Факт остается фактом: постановление российского правительства не исполнено, деньги израсходованы нецелевым образом либо разворованы. 

Глава республики и правительство должны выйти на федеральный уровень и начать работу по реализации этого постановления. Отмечу, что есть еще постановление Правительства РФ № 1151 от 10 сентября 1998 года, по которому необходимо было создать на территории Южного Дагестана свободную или особую экономическую зону (ОЭЗ). И оно также не исполнено. Создай здесь ОЭЗ, можно было бы обеспечить высокий уровень жизни населения не только Южного Дагестана. Это заводы, фабрики, это режим налоговой прописки и экономического благоприятствования. И здесь возникает вопрос: кто мешает развитию Дагестана? Почему эти два постановления загадочным образом легли под сукно, а финансы по ним были уведены?!

АиФ Досье
Гаджибуба Шихмурадович РУСТАМОВ. Родился 3 сентября 1937 года в селе Яраг Магарамкентского района. После школы учился в Хасавюртовском сельскохозяйственном техникуме, который окончил на красный диплом. В 1970 году окончил экономический факультет Дагсельхозинститута по специальности бухгалтер-экономист. Заслуженный экономист Дагестана. Председатель Фонда имени Магомеда Ярагского.

– Вы обращались к нынешнему руководству республики?

– Да, я письменно обращался, но получил отписку. Мое письмо направили в администрацию Магарамкентского района и ряд других организаций и структур. Меня терзают сомнения, что документ к главе региона Владимиру Васильеву просто не попал. Отписались, видимо, чтобы успокоился Рустамов. И я вот думаю: мне больно это надо? Но ведь необходимо обладать пониманием, что с восстановлением этих постановлений мы в республике получили бы реальный драйвер развития; жизнь дагестанцев ничем по своему уровню социально-экономического развитии не отличалась бы от жизни в развитых странах Запада и Востока. Но кто-то очень сильно препятствует этому. И это печально осознавать…

Фото: РГВК "Дагестан"

Кто заслужил хорошей зарплаты?

– Особенно в условиях депрессивного развития Дагестана, который серьезно отстал от других регионов России…

– Да, совершенно верно. Имеющиеся консервные предприятия советского времени разрушены и ликвидированы. Четыре консервных завода, 12 винзаводов. Между тем люди требуют создания рабочих мест, правительство говорит, что денег нет. Ну надо же понимать, что налоги поступят в бюджет, только если восстановить основу производственной базы. Поэтому я настаиваю на возрождении этого постановления.

Обратите внимание на статистику. Сейчас за пределами Дагестана проживают и работают 146 тысяч его жителей. 42,3% наших трудовых ресурсов заняты в различных секторах экономики за пределами Дагестана. Люди уезжают в города Сибири и Центральной России. Высокая трудовая миграция – это реальная оценка деятельности власти за последние десятки лет; это люди, которые платят налоги за пределами республики.

– А какой потенциал Вы видите в республике, который можно было взять за основу развития?

– В Дагестане есть немало источников развития. Вот взять Курушский золотой запас на 100 лет переработки. Проект разработки медного колчедана в Кизил-дере почему-то считают непродуктивным. Однако если использовать современные методы разработки, он бы также послужил развитию экономики региона. Проект разработки сланца, природный материал которого ценится больше, чем золото. Скажу, что запасы сланца есть только в нескольких районах Дагестана – это Магарамкентский, Докузпаринский, Ахтынский, Рутульский и Курахский районы. Необходимо использовать то, что дала нам природа, задействовать то, чем богаты наши недра. А наши люди уезжают в Сибирь в погоне за лучшей долей. 

Река Самур обладает гигантскими запасами пресной воды – богатейшего ресурса в мире. Это, в частности, два подземныхродниковых колодца или озера с запасом по 5 млн кубов воды в сутки. Об этом ведомо всем, даже представителям высшей политэлиты Востока (Турция, Эмираты и Иран). Но мы почему то не используем этот запас для улучшения качества и уровня жизни наших людей! И тут напрашивается вопрос: почему так происходит и мы лишаем себя блага, которое буквально под ногами? Разве наш народ не заслужил хорошей зарплаты? Когда спрашиваешь у учителей, сколько они зарабатывают, слышишь в ответ: 12 тысяч, госслужащий получает 14 тысяч, пенсионер – 8-10 тысяч. Разве это дело?

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах