aif.ru counter
3323

Ученые прогнозируют в Дагестане землетрясения в 5,5 балла

Махачкала, 26 июня - АиФ-Дагестан.

Зона молчания

Сейсмологи России прогнозируют в ближайшее время сильное землетрясение в Дагестане. На чем основываются подобные предсказания? Насколько они точны и действительно ли нам следует ожидать удара стихии? Своим видением ситуации с «АиФ в Дагестане» делится генеральный директор Дагестанского филиала Геофизической службы Российской академии наук Марат Гаджиалиевич Даниялов.

– Из трагических историй прошлого и событий нашего времени мы знаем, что землетрясения всегда застают человека врасплох. Возможен ли вообще прогноз землетрясений?

– Единственный случай в мире, когда ученым удалось с точностью предсказать время и место землетрясения, произошел в 1975 году в Китае. Однако спустя всего три года там же стихия нанесла еще более мощный удар. Многомиллионный город был буквально стерт с лица земли, пострадали сотни тысяч людей. Несмотря на тысячу сейсмостанций, следящих за дыханием земли, целую армию сейсмологов и геофизиков, пытающихся спрогнозировать эти страшные природные катаклизмы, научно-технический прогресс пока бессилен перед грозной стихией. Человечество до сих пор не имеет ни малейшего представления о том, что у него находится под ногами, т.е. как устроена наша земля? Что является истинными причинами землетрясений?  Все эти оценки, прогнозы имеют сугубо статистический и гипотетический характеры. Единственный реальный способ противостоять этой стихии – это соблюдение норм и правил технической безопасности, которые заключаются в очень простой вещи: на территории, где имеется нормированная бальность, не должно быть ничего, что бы эта бальность не выдерживала.

– Значит ли сказанное вами, что в нашем конкретном случае, где речь идет о Дагестане, сейсмологи напрасно бьют в набат?

– 24 мая в Охотском море произошло мощное землетрясение магнитудой 8,2 балла. Отголоски подземных толчков ощущались во многих регионах России и даже чувствовались в Москве.
Это, видимо, и стало причиной столь пристального внимания журналистской братии к данному событию. Комментируя его на одном из новостных телеканалов, заместитель директора по научной работе Института физики Земли Евгений Рогожкин заметил, что ближайшее сильное землетрясение следует ожидать в Дагестане. Ничего необычного, сенсационного ученый, в принципе, не сказал. Наша республика является самым сейсмически опасным районом Кавказа, и вероятность того, что наиболее сильно сейсмическая активность проявится здесь, очень велика. Есть в сейсмологии так называемый закон повторяемости. Среднестатистически, это временной отрезок в 40 лет. Если вести отсчет от землетрясения мая 1970-го года, когда сила толчков в эпицентре достигала 9 баллов по шкале Рихтера, то мы этот временной порог уже прошли. Исходя даже из этого, вероятность повторения такого землетрясения с каждым годом возрастает.

Буквально сегодня мы отправили письмо на имя руководителя Российского экспертного совета по прогнозированию землетрясений, где на основе  наших наблюдений и исследований сообщаем об увеличении вероятности возникновения на территории Дагестана сильного землетрясения магнитудой 5,5 балла. Постараюсь вкратце объяснить, какие изменения, происходящие в недрах нашего региона, вызывают наибольшую тревогу. Если в предыдущие годы, где-то до 2003-2004 годов, мы наблюдали равномерное наполнение территории при землетрясениях разной степени, то в дальнейшем они стали уходить как бы на периферию – к южным и западным нашим границам вдоль Главного Кавказского хребта, затем плавно переходили на территорию Чечни, выходили в районе Хасавюрта и спускались в акваторию Каспия. То есть мы оказались в некоем кольце. Это у геофизиков называется «зоной молчания», наличие которого уже является признаком того, чтобы, по крайней мере, насторожиться. Если говорить образно, это как бы затишье перед бурей. Кроме того, в последние год-два мы стали свидетелями заглубления  сейсмического процесса, когда очаг земного колебания упал до отметки более 60-ти километров в  глубину, что прежде никогда на нашей территории не наблюдалось. Процесс этот может и остановиться, а может и нет, и когда он подойдет к своей гипотетической точке, может произойти сильное тектоническое событие.

Нужен Центр

– Ваши прогнозы не вызывают оптимизма. Возникает ощущение, будто мы сидим на пороховой бочке.

– Вся беда заключается не в том, что эти землетрясения произойдут, а в том, что не прорабатываются пути, методы и способы реагирования на возможные события. Вот возьмите, к примеру, Махачкалу. Как поведут себя при землетрясении те здания, которые появились здесь за последние 20 лет? Все они, как правило, многоэтажны, все они заселены. Но большой вопрос: как выбирались площадки для строительства и как они проектировались? Как осуществлялся сам процесс строительства? Каково было качество применяемых материалов? На какую критическую бальность они были рассчитаны? Никто этого не знает. В советские времена существовали не только определенные строительные нормы и правила, но худо-бедно они соблюдались, осуществлялся какой-то контроль. Сейчас, в условиях законодательной анархии в области строительства, такой контроль практически изничтожен. Махачкала является бесспорным лидером среди российских городов по отсутствию продуманных решений планировки города. Здесь практически не осталось открытых площадок, где бы человек при землетрясении и массовых разрушениях мог чувствовать себя в относительной безопасности. В условиях экстренной ситуации заторы, пробки сделают эвакуацию и спасение населения невозможным. Особую опасность представляет наличие большого количества автозаправочных станций вблизи жилых кварталов. Взгляните на проспекты Шамиля и Акушинского – они утыканы заправками и в емкостях каждой из них не менее 50-60 тонн ГСМ. Я уже не говорю о проходящих через город газо- и нефтепроводах.

– Как вы считаете, что сегодня можно и нужно сделать, чтобы избежать возможной опасности?

– Вопросами безопасности в чрезвычайных ситуациях у нас занимаются десятки местных, региональных, федеральных ведомств. Но ни для одного из них (кроме, может быть, МЧС) эта задача не является приоритетной. Ни одно ведомство не обладает правами для решения всего комплекса проблем. Поэтому было бы целесообразно создать в республике Центр,  осуществляющий анализ всей информации и оперативное реагирование, и возглавлять подобный центр должен человек со статусом полномочного представителя Президента России в Дагестане. Необходимо провести полное обследование и усиление прочности зданий и сооружений с высоким дефицитом сейсмостойкости, в первую очередь объектов жизнеобеспечения. У нас  не должно быть ни одного здания, которое не могло бы выдержать 8-9-бального землетрясения. И еще. Я бы предложил вновь вернуться к рассмотрению  идеи создания в Дагестане Фонда сейсмологической безопасности.  

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах