147

Исламский банкинг. МФЦ «Астана» открывает новые возможности для дагестанцев

Для мусульманских регионов России, в которые традиционно включают республики Северного Кавказа, а также республики Поволжья, вопрос исламского банкинга или же доступных халяльных финансовых технологий остаётся актуальным.

Проценты на благотворительность

Последние десять лет мусульмане России только и слышат о том, что у такого распространённого в мире явления, как «исламский банкинг», появится законодательная основа, а также возможность официальной регистрации финансовых организаций.

Финансисты, в том числе далёкие от религии, видят в российском «исламском банкинге» или «исламских финансовых технологиях» большие перспективы, так как к исповедующим ислам в России относят себя примерно 25 млн человек. А всё ближнее зарубежье, с которым у Российской Федерации очень прочные культурно-экономические связи, на данный момент насчитывает примерно 75 млн мусульман. По различным прогнозам, к 2030 году постсоветское пространство будет насчитывать примерно 100 млн мусульман. И первым в регионе исламский банкинг внедрил Казахстан.

С учётом деловой активности мусульман, а также важности для многих из них того, чтобы их деятельность соответствовала нормам шариата, появление соответствующих финансовых технологий был лишь вопросом времени.

Первые попытки в области работы с финансами по правилам шариата были отмечены в Татарстане ещё в начале 2000-х. Потом к Казани присоединился и Дагестан. На руках многих дагестанцев в начале 2000-х появились банковские «исламские» дебетовые карты. И хоть вся «халяльность» этих карт заключалась в том, что владельцы подобных карт не получают проценты с размещённых ими средств в банке, поскольку проценты уходили на благотворительность, подобная услуга пользовалась спросом.

Со временем в стране, из-за своеобразных, а порой преступных правил поведения, сложившихся в банковской сфере, государство решило ужесточить требования к банкам, причём ко всем, а также существенно уменьшить их число. Принятые законы в сочетании с правоохранительными и надзорными мерами дали свой эффект: банков стало меньше, да и криминала в их работе поубавилось. Однако был отложен на неопределённое время вопрос с законодательным закреплением статуса исламских банков или же финансовых технологий, работающих по шариату.

Хотя в той же Казани к 2010 году начали появляться организации, предлагающие мусульманам финансовые технологии, соответствующие нормам ислама, вопрос о правовом статусе исламского банкинга был поднят в 2015–2016  годах, когда в отношении Российской Федерации ряд иностранных государств ввели санкции. Тогда о необходимости работать с исламскими финансами заговорили, в частности, в руководстве Сбербанка, а в Госдуму был внесён законопроект об исламском банкинге. Исламские финансовые технологии серьёзным образом рассматривались руководством страны как реальная альтернатива банковским продуктам западного мира. На «Казань Саммите» в Татарстане ежегодно принимают участие многие ведущие игроки в сфере исламских финансов, но пока вопрос с места не сдвинулся.

Отметим, что в мире насчитывается более 300 исламских банков в 40 странах. По некоторым данным, размер активов подобных банков составляет около $ 700 млрд.

Несмотря на то, что в Дагестане очень большой интерес именно к исламскому банкингу, финансово-банковских структур, предоставляющих такие услуги немного и работают они, в основном, в сегменте продаж бытовой техники и мебели. Практически в каждом относительно крупном торговом центре можно увидеть небольшой офис, готовый профинансировать покупку дорогого смартфона или холодильника по нормам ислама. Даже такое глобальное испытание, как пандемия коронавирусной инфекции, закрывшая многие страны на карантин, а также существенным образом подкосившая малый и средний бизнес, практически никак не сказалось на дагестанских структурах, ведущих работу с финансами по правилам шариата. Можно только предполагать, что связано это было с их крайне малым количеством и пока что ограниченным числом потребителей услуг.

Хотя, по мнению директора одной из дагестанских финансовых организаций Мурада Алискерова, отчасти это связано с тем, что взаимодействие с клиентами, внешняя форма, очень сильно напоминает работу обычного банка. Что же касается внутренних принципов работы, то… «Тут очень важный аспект: исламские банки никаких штрафов и пени не налагают и клиенты в очередной раз могут убедиться, насколько такие финансовые организации лояльны к своим клиентам и не зарабатывают на проблемах людей», – утверждает Алискеров.

Проверка в «песочнице»

Как мы уже сказали, Казахстан стал самой первой страной на постсоветском пространстве, внедрившей исламский банкинг. К примеру, с 2018 года вопросами совершенствования исламских финансовых технологий и инструментов занимается такая структура, как Международный финансовый центр «Астана» (МФЦА). И как можно убедиться, этот финансовый институт активно работает и развивается.

Несмотря на то, что относительно рядом находятся ближневосточные арабские страны, задавая стандарты и правила работы таких финансовых институтов, МФЦА ставит перед собой амбициозную задачу – стать одним из мировых хабов в мире исламских финансов. Задача привлечь в число лояльных потребителей услуг исламских финансов жителей нашего региона вполне решаема и для её решения МФЦА выстраивает нужную инфраструктуру, прорабатывает нормативно-правовую базу, соответствующую передовым мировым требованиям и стандартам. И судя по статистике и показателям МФЦА эти амбиции дают результат.

К примеру, на площадке МФЦА уже зарегистрировано более 800 зарубежных компаний, ряд из которых – это организации из Великобритании, США, Малайзии, Катара, Бахрейна и России, предоставляющие услуги в области исламских финансов. Присутствие на площадке МФЦА бизнеса из таких разных юрисдикций только радует: им давно известно, что среди потребителей услуг есть и не мусульмане, увидевшие, что предоставляемые им инструменты выгодны и удобны.

Прежде чем выйти на рынок с каким-либо деловым предложением, участники МФЦА всегда могут опробовать его в «регуляторной песочнице». Это проект МФЦА, который носит название Fintech Lab и где разрабатывается регулирование в том числе для новых исламских финансовых продуктов и технологий.

Для примера через песочницу прошли такие структуры, как транснациональная компания Wahed Invest, запустившая первый в США исламский биржевой фонд, и стартап Tayyab, предлагающий услуги онлайн-банкинга по законам шариата.

Кстати, продвижение финансовых технологий, в том числе исламских, является одним из приоритетов в работе МФЦА. Площадка оказывает содействие в подготовке необходимых документов для получения лицензий, позволяющих открывать исламские финансовые компании. Ресурсов и опыта для этого хватит, что в свою очередь привлекает интерес к площадке МФЦА мировых исламских финансовых институтов – в прошлом году к площадке присоединился один из крупнейших в мире исламских банков – «Al Rayan» (Катар).

Такое доверие у крупных участников финансовой сферы можно завоевать только прозрачным, честным и взаимовыгодным подходом.

На чём держится доверие?

Сегодня мы видим очень много значимых преимуществ в системе исламских финансовых технологий: отсутствие процентных ставок, разделение ответственности кредитных отношений между кредитором и заёмщиком и так далее. Эксперты считают, что использование современных информационных технологий в области исламских финансов, что работают по законам шариата, помогут развитию этого рынка.

Кандидат экономический наук, доцент Мурад Алискеров:

«Мы видим, что спрос на исламские финансовые технологии – большой. Он, в частности, зависит от нескольких факторов: конкурентоспособности исламских финансовых продуктов, финансовой культуры и грамотности населения. К примеру, многие жители Кавказа, несмотря на желание использовать финансы по правилам ислама, не всегда знают, чем отличаются исламские формы инвестирования или финансирования от неисламских. И чем больше растёт грамотность в этих вопросах, тем больше спрос на исламских финансовый продукт. Востребованность исламских финансов в Дагестане связана и с тем, что есть огромное число предпринимателей, которые не могут обратиться в обычные банки по своим религиозным убеждениям: традиционные формы кредитования и депозитов они считают ростовщичеством».

По мнению Алискерова, МФЦА должен перейти к активной работе с российским рынком. Выгоды в этом направлении есть: потенциальное число клиентов таких структур – 25 млн российских мусульман.

Кандидат политических наук, социолог, Мурадгаджи Омаров:

«Сегодня в дагестанском обществе, несмотря на наличие активно развивающихся демократических и модернистских тенденции, ещё крепки традиционные нормы регулирующие общественные отношения. Сельское население в Дагестане сегодня преобладает, эксперты едины в оценке, что Дагестан сегодня преимущественно аграрная республика и в этом отношении речь идёт о том, что субъектами социально-экономических отношений преимущественно становятся члены джамаата, друзья, родственники. Человек прислушивается к мнению последних, делится с ними заботами, находит в их лице поддержку в трудную минуту. А степень развития банковской сферы, в том числе исламских финансов, прямо пропорционально наличию или отсутствию доверия к ним со стороны людей. В этом отношении человек, руководимый традиционными и религиозными нормами, меньше обращается к услугам обычного банка. Сегодня, несмотря на факторы тормозящие развитие исламских финансов, наблюдаются позитивные перспективы их развития, заключающиеся в росте количества людей переселяющихся в города, в желании граждан самореализоваться. Но для активного развития исламских финансов необходимо наличие нормативно-правовой базы, политической воли и заинтересованности руководителей госслужб на всех уровнях власти и желательно просветительское сопровождение всей этой политики».

Кандидат экономических наук Эльдар Эльдаров:

«Дагестан, как и Кавказ в целом, заинтересован в исламских финансовых продуктах. Причина проста – преимущественно исламское население. Есть и другая причина, чисто прагматичная – разделение с банком предпринимательских рисков, отсутствующее в классических продуктах. Учитывая особенности "развития" Дагестана в последние 30 лет, подавляющее большинство предпринимателей, имеют не достаточную финансовую грамотность, не в состоянии просчитывать все риски. Инвестор, разделяющий с ним риск, берет часть работы по изучению рисков на себя, в отличие от классического банка. Так же, инвестор заинтересован в получении заемщиком прибыли, в отличие от того же банка, получившего залог и абсолютно не заботящегося о финансовом результате заемщика. Большое количество людей, вынуждены держать средства в наличной форме и вести в ней же взаиморасчеты, по причине смешивания их денег, с банковскими деньгами, что не приемлемо для мусульманина… Ранее была попытка, в сотрудничестве с Казахстаном, создать исламский банк в России. На данный момент, есть несколько компаний, предоставляющих рассрочку по нормам Ислама на потребительские нужды. Спрос есть. Внесение корректировок в законодательство РФ, в части понимания кредита, смогло бы дать толчок развитию исламских финансовых продуктов и привлечению в эту отрасль как внутренних, так и зарубежных инвесторов. Помимо этого, создание исламского банка, облегчило бы безналичные расчеты между предпринимателями-мусульманами».

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах