aif.ru counter
364

Выборы в Дагестане: демократия, которая есть, но которую в упор не видят

Ни в одной из северокавказских республик предвыборный процесс не протекает так интересно и зрелищно, как в Дагестане.

Когда люди не хотят замечать очевидных вещей, за которые они, казалось бы, всю жизнь боролись, причины могут быть две: либо сама борьба была имитацией, либо конечная цель не совпала с личными интересами борцов за «вечные ценности». Вот в Дагестане, например, оба эти варианта пересеклись и вылились в борьбу каждого против всех.

Самый южный регион России, в котором еще в начале этого года эксперты предсказывали «скучный», «вялотекущий» предвыборный процесс, в действительности дал фору всем. И по накалу страстей в борьбе среди кандидатов, и по количеству скандалов со сходом партий с предвыборной гонки, и по правдоподобному антуражу настоящих демократических выборов, на которые все надеются, но мало кто верит.

А верить бы надо, и текущая ситуация в Дагестане, который буквально захлебывается от день и ночь возникающих «выборных» событий, тому подтверждение. Когда в республике подписывали нашумевший «Меморандум о честных выборах» всевозможные «эксперты», «активисты» и «общественные деятели», мало что вообще соображающие в избирательном праве, в один голос называли его очередным «цирковым трюком», «клоунадой» и еще множеством других эпитетов. Непонятно, чего же хочет эта общественность: честных выборов без предпринимаемых для этого реальных шагов или имитацию демократии, но с громкими речами и пафосными выступлениями?

Что бы ни говорили «профессиональные критиканы», которые охотно ругают власть, не предлагая ничего существенного взамен, Республика Дагестан не просто выбилась в число регионов-лидеров, в которых за выборами следят и о выборах профессионально рассуждают. Дагестан еще и преподнес пример остальным 84 субъектам РФ, что партии, несмотря на конкуренцию и «толкание локтями» в погоне за думскими креслами, должны стремиться к консенсусу и быть гарантами того, что выборы действительно пройдут честно. И хотя подписанный лидерами партий в Дагестане «Меморандум о честных выборах» был раскритикован в пух и прах, маленькая южная республика стала автором действительно демократического прецедента: подобные соглашения после Дагестана стали разрабатываться и в других регионах, например, в Чечне, где аналогичный меморандум был подписан сразу после дагестанского. Разве это не пример реального шага к обеспечению демократических выборов?

Критиковать умеют все и каждый, но любая ли критика выдержит испытание аргументацией: за каждое слово нужно уметь отвечать, а каждый критический выпад грамотно обосновывать, но в Дагестане людей, которые способны это сделать, остается все меньше. И здесь никакая «система» не виновата. Никто не спасет любителей «облить грязью», ведь каждый из них работает на собственное «паблисити».

Но даже это в определенной степени играет Дагестану на руку. Ни в одной из северокавказских республик предвыборный процесс не протекает так интересно (читать «зрелищно»), как здесь. Об этом свидетельствует и количество кандидатов-одномандатников (которых в начале было 31, а затем осталось 25), и число неожиданных самовыдвиженцев (из которых до финишной прямой добрались лишь пятеро), и громкость в звучании отдельных фамилий, решивших, что именно по Дагестану престижнее и действеннее баллотироваться. Жаль только, что многие из них попросту используют республику для достижения своих, мягко говоря, корыстных целей, тогда как интересы народа – это всего лишь ширма, которой они прикрываются. Но, как ни удивительно, даже этот фактор делает выборы в Дагестане более динамичными и непредсказуемыми, а ведь именно динамика способна изменить существующее положение дел в республике, которая действительно жаждет перемен, в том числе политических. А они после 18 сентября, безусловно, наступят.

Кто-то спросит: почему это именно в Дагестане самые нескучные выборы? Да, вы взгляните на фамилии и людей, за ними стоящих. Что ни кандидат – то политический «самородок», который будет до последнего биться за справедливый исход избирательного процесса. На этот раз не будет в Дагестане смиренных киваний головой и безмолвного принятия итогов выборов такими, как они есть, если где-то вдруг что-то пойдет не так. Вся эта ситуация говорит о том, что в республику наконец вернулась настоящая конкуренция. Политическая, а не клановая.

А теперь, что касается фамилий. Не будем трогать скандально-вездесущего Шевченко – очевидно, что его в республике уже никто всерьез не воспринимает: ни политические оппоненты, ни местные власти, ни сам народ. Шевченко заигрался в «своих» и «чужих», а в итоге сам же запутался. Вообще непонятно, что мешало известному правозащитнику после провальной попытки выдвинуться в Думу скоординировать республиканскую оппозицию и настроить ее «на себя». Вместо этого Максим Шевченко начал смешивать с грязью и республиканскую власть, и практически всех внесистемных оппозиционеров.

Но в принципе и без него на дагестанском предвыборном олимпе много тех, уже само попадание в списки кандидатов которых говорит о том, что политический и, в частности, избирательный процесс в Дагестане претерпевает положительные изменения и именно здесь, как нигде в СКФО, от выборов веет реальной демократией и гласностью.

За примером вновь далеко идти не нужно. Одна Юзик чего стоит, которая будучи «варягом», сумела буквально ворваться в списки кандидатов и наладить политический диалог – причем одинаково успешно и с руководством республики, и с простыми гражданами. В северокавказскую политику снова возвращается прекрасный пол, и Дагестан здесь вновь стоит на месте первопроходца.

Именно здесь перед Юзик открываются серьезные возможности. Как бы дагестанские эксперты и политологи не оценивали ее шансы на предстоящих через три недели выборах, эта кандидатура не исчезнет бесследно с политической «кухни» Дагестана. Безусловно, вне зависимости от результатов выборов, Юзик получит возможность заниматься в республике партийной или общественной деятельностью. Возможно, ей предложат возглавить новый общественный институт, где молодой политик сможет заниматься действительно актуальными для Дагестана проблемами материнства и детства. Кажется, ей эта тема особо близка. И именно в интересах дагестанских властей дать Юзик возможность реализовать свой политический потенциал.

О чем это говорит? Очевидно о том, что оппозиция слышима в Дагестане, что никто ей «рот не закрывает», как об этом любят галдеть «диванные комментаторы» из соцсетей. Причем нынешняя ситуация в республике и те проблемы, которые заметны даже не экспертным глазом, предполагают наличие в Дагестане адекватно оценивающей реальность оппозиции. И здесь вроде как неплохо начинала партия «Народ против коррупции», но… Сегодня НПК – это уже, безусловно, политическое разочарование года. Несмотря на то, что у партии был потенциал (в том числе пусть и скромная, но народная поддержка), НПК не выдержала проверку на политическую стойкость, не оправдав надежд тех, кто, казалось, искренне в нее поверил.

По сути, НПК к закату своей предвыборной деятельности вообще дистанцировалась от политики, и дагестанским властям, из которых малевали главных врагов партии, не пришлось даже участвовать в том, чтобы НПК сошла с предвыборной гонки, – партия самоликвидировалась, доказав тем сам самой же себе, что как политический конкурент она не состоялась.

В то же время надо признать, что у этой партии все же есть, пусть и туманное, но какое-то политическое будущее. Главное, чтобы свою деятельность она направила в нужное русло и набрала в свои ряды людей, действительно разбирающихся в политике, чтобы деятельность «народной партии» не ограничивалась проведением субботников и бессодержательных пресс-конференций. Потенциал есть – нужны еще политологическая грамотность и элементарное политическое чутье.

Ведь Дагестану нужна сильная, адекватная оппозиция, которая будет предлагать альтернативу тем политическим решениям и процессам, которые проводятся в республике дагестанским руководством. И после сентябрьских выборов местным властям следовало бы создать необходимые условия для деятельности настоящей оппозиции, которая не будет выглядеть как чей-то политический проект или ассоциироваться с какими-то радикальными кругами.

А вообще, само присутствие внесистемной оппозиции в Дагестане о многом говорит. Республика снова оказалась в политическом тренде. Оппозиция действительно есть, и эти партии, пусть их и немного, имеют реальную возможность участвовать в дагестанской политике и даже задавать ей тон. Случай с НПК и рядом других партий, позиционировавших себя как оппозиционные, доказал, что административный ресурс против внесистемной оппозиции в республике не используется. Более того, руководство Дагестана предпринимает реальные шаги для выстраивания с ней конструктивного диалога, и в дальнейшем власть будет вынуждена идти на этот компромисс – уж слишком громко и, надо признать, удачно заявили о себе оппозиционеры.

Кстати, именно они подкинули единороссам реальных проблем и в какой-то мере расшатали их позиции в так называемом «путинском» Дагестане. Доказывает это и недавний приезд в республику заместителя председателя Госдумы РФ Сергея Неверова, принявшего участие в ряде республиканских мероприятий.

Но это лишь «фасад», за которым скрывается реальная причина приезда Неверова в Дагестан. И связана она с расшатанными позициями «Единой России». Вероятнее всего, дагестанский вояж вице-спикера связан с необходимостью прощупать «почву», на которой стоят позиции единороссов накануне парламентских выборов, оценить реальные шансы «Единой России», на данный момент испытывающей серьезные потери на политическом фронте. Рейтинг партии падает, и не замечать этого уже как-то и неприлично.

Пора, наконец, признать, что в Дагестане «ЕР» переживает настоящий политический кризис: как внутренний, системный, так и кризис доверия со стороны дагестанцев. Мало того, партия идет на думские выборы без какой-либо внятной политической программы и без конкретных лозунгов. На сегодняшний день единороссы используют установки, которые может быть и были актуальными в 2011 или в 2007, но уж точно не сейчас. В Дагестане партии очевидно надо что-то менять, но что? Скорее всего, после думских выборов менять начнут как раз людей, проводящих партийную политику в республике, поэтому не исключено, что после 18 сентября свою политическую верхушку в Дагестане единороссы кардинально обновят.

Сейчас же перед дагестанскими властями стоит не менее важная и очень ответственная задача – превратить процесс «проставления галочек» в честную и открытую политическую борьбу. Именно ту, что прописана в «Меморандуме о честных выборах», на которую так уповают кандидаты, и в которую так искреннее не верят избиратели.

Мурад Абдуллаев, Агентство стратегических коммуникаций

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество