aif.ru counter
123

Заработать на мусоре: Минприроды призывает бизнесменов вложиться в свалки

Экологический коллапс – сейчас это уже не ужасное будущее, а печальное настоящее. Повсеместная вырубка лесов, кирпичные заводы и выбросы отходов в Каспийское море и озеро Ак-Гель.

Министр природных ресурсов и экологии Дагестана Набиюла Карачаев рассказал «АиФ», как тяжело удержать то, что удалось сохранить.

Чернобылю и не снилось…

- Набиюла Абдулманапович, что творится с нашей экологией? Почему люди так нещадно относятся к природе?

- До недавних пор в 10 городах и 42 района горели все свалки. Столичная свалка горела на протяжении 20 лет. Жители поселков Агачаул, Хушет, Талги не один год писали жалобы в администрацию, что даже окна не могут открыть в доме из-за дыма. По статистике врачей, много больных по онкологии в Дагестане именно из этих поселков.

После приезда на эту свалку, увидев эту картину: свалка горит, рядом пасутся коровы, поодаль птицы клюют что-то непонятное из мусора… Я дал указание инспекторам Махачкалинского межрайонного комитета по экологии и природопользованию осмотреть ее и составить административный протокол. Подсчитали ущерб и предъявили его администрации города Махачкалы.  Что самое страшное – туда вывозились не только твердо-бытовые отходы, но и опасные медицинские, биологические и химические отходы, ртутьсодержащие лампы, строительные отходы и так далее.

- Я думала, такое только в страшных фильмах нам показывают, а в реале все более-менее цивилизованно…

- У меня было ощущение, что я попал в фильм ужасов, говорю без преувеличения. В администрации города на наш запрос разобраться с этим поступил ответ: у нас нет финансов.

Мне было очень обидно и больно это слушать, сидеть сложа руки я тоже не мог. Через СМИ я обратился к народу, в итоге меня услышали предприниматели, особенно интересное предложение я получил от бизнесменов из Карачаево-Черкесии, которые хотели потушить свалку за счет своих средств, но с гарантией того, что после налаженной работы по ликвидации огня на мусорке их оттуда не выгонят. Я дал слово. Потушили они свалку, установили линии, зарегистрировали мы их в налоговой инспекции. Теперь на свалке мусор подлежит сортировке, как это и должно быть. Ситуация контролируется: скота нет, свалка не горит. 

- Слышала, что в Дагестане строится завод по утилизации медицинских отходов. Начинает казаться, что это миф…

- На сегодняшний день приходится констатировать, что медицинские отходы по всей республике свозятся на свалки, что является грубейшим нарушением природоохранного законодательства. Сегодня мы только начали в городе Каспийске реализацию пилотного проекта по постройке завода по утилизации медицинских отходов. Нашли предпринимателей, которые закупили необходимое оборудование. Этим пилотным проектом мы докажем всем, что в Дагестане тоже могут быть реализованы экологические стандарты. Это не будущее – это настоящее, оно вот тут, на ладони, надо просто взяться и сделать. Кстати, такая же ситуация и в районах, где мы уже наладили работу.

- Что оказалось самым сложным при работе в горных районах?

- Найти место для свалки в горах оказалось делом непростым. Никогда не думал о том, что будет так тяжело. Например, в Тляратинском районе три месяца искали площадку, в итоге с помощью техники и машин выровняли землю и сделали-таки ров для мусорных отходов.

В Дагестане протекают 4 000 мелких рек, и все они соединяются с большими реками: Терек, Сулак, Самур. По всем этим рекам мусор, который сбрасывается в поймы рек, попадает в наши водохранилища: Ирганайское, Чиркейское водохранилище и другие. Минприроды РД совместно с муниципалитетами неоднократно проводило субботники по очистке их от мусора. После этого я провел совещание с районными главами в Унцукульском районе, где показал им результат проделанной работы. Во всех горных районах мы поставили задачу создать санкционированные свалки. Кстати, хочу заметить, что с января 2016 года в силу вступают изменения в Федеральном законе «Об отходах производства и потребления». Согласно данным поправкам, сбор, вывоз, сортировка, утилизация отходов, а также строительство полигонов, заводов, свалок переходит под контроль министерства природных ресурсов и экологии РД. В связи с этим, конечно же, ответственность министерства в разы возрастает. Скажу даже больше: в январе мы объявим тендер «Территориальная схема очистки территории республики Дагестан», где будут расписаны все шаги. Это будет наша инструкция для дальнейшей работы.

Отчаянные и находчивые

- Разобраться со свалками – дорогое удовольствие?

- Поверьте мне, на все эти работы по свалкам мы не потратили ни одной копейки из бюджетных денег. Все сделано за счет предпринимателей. К вашему сведению и моему удивлению, когда я заступил на должность министра, я не видел ни одного человека, который желал заняться мусором. А сегодня у меня предприниматели стоят в очереди с подобным желанием. Я каждому говорю: не беспокойтесь, фронт работы огромный – работы хватит на всех, но прежде дайте мне ваши программы, по которым вы желаете работать. Вы вкладываете деньги, я вас поддержу, но приходить на свалку, сжигать мусор и вытаскивать оттуда металл у вас не получится. Все должно быть по закону!

- Значит, вы утверждаете, что на мусоре можно заработать?

- Да, утверждаю. Весь мир зарабатывает, мы тоже сможем.  Предприниматели потратили 40 миллионов на все эти «мусорные дела» с расчетом заработать больше. Если все делать с умом и со знанием дела, можно получать хорошую прибыль. 

Страсти по кирпичу

-  Как вы боретесь с незаконными кирпичными заводами?

- В Каспийске жители годами жаловались на кирпичные заводы, из-за которых невозможно было дышать. Жаловалось и руководство аэропорта на то, что из-за огромной свалки г. Каспийска присутствует постоянная угроза авиакатастрофы, так как десятки тысяч птиц буквально оккупировали район аэропорта. Страшно подумать, что могло произойти, если хоть одна птица попала бы в двигатель авиасудна. Кстати, в отношении Каспийской городской свалки был подсчитан ущерб в размере 80 млн. Перед администрацией было поставлено условие о немедленном приведении свалки в соответствие с экологическими нормативами. Опять-таки были привлечены предприниматели, перед которыми была поставлена задача составить бизнес-план, поставить ограждения, вывезти мусор.

Глава республики дал указание закрыть все кустарные и построить современные кирпичные заводы, которые будут соответствовать всем экологическим нормам. Перед предпринимателями поставлен окончательный срок до конца 2015 года свернуть производство и провести рекультивацию нарушенных земель. В противном случае мы начнем процедуру отзыва договоров аренды этих участков. Дальше терпеть такое надругательство над окружающей средой нельзя. Такое отношение «аукнется» если не нам, то нашим детям и внукам. И как альтернатива, всем желающим предложено начать строительство современных кирпичных заводов в Буйнакском, Хасавюртовским, Кумторкалинском, Кизилюртовском районах, на специально отведенных под это промышленных землях. Понимаем, что, может быть, для одного предпринимателя потянуть такой объект сложновато, но ведь можно же скооперироваться и открыть совместный крупный бизнес. А министерство со своей стороны всегда готово поддержать любые позитивные начинания.

В этих целях министерством проведена инвентаризация всех месторождений кирпичных глин, поскольку прошло 35 лет и многое на тех местах могло измениться. 18 участков из 22 уже проверены, до конца года необходимо завершить ревизию оставшихся 4. После чего мы выставим на аукцион, условно говоря, 10 участков, а после и другие.

- И много планируется построить кирпичных заводов?

- Честно говоря, их много быть не должно. Максимум шесть заводов. Для республики 200 миллионов кирпичей в год будет достаточно. На данный момент на территории Дагестана функционируют 80 кустарных кирпичных заводов. Это перебор. Мы не сторонники того, чтобы кирпичная промышленность велась только в Махачкале – мы раскидаем их по разным городам Дагестана. Процесс рекультивации 400 гектаров земель будет закреплен за каждым предпринимателем, который возьмется за строительство завода.

Возрождение водоемов

- Озеро Ак-Гель ранее составляло 200 гектаров, на сегодняшний день его площадь чуть более 103 га. Проводятся ли какие-либо мероприятия по сохранению водоема?

- По поводу озера Ак-Гель, озера Аджи, грязевого озера, Малого и большого Турали, Муравейника, Сулакской бухты, Южного и Северного Аграхана – я вам посчитал 9 озер, которые у меня находятся, так сказать, «на карандаше» на данный момент. Мы проводим работу по приданию данным водным объектам статуса охраняемых природных территорий. Говоря об Ак-Геле, хочу сказать, что мне год назад на пресс-конференции журналистка задала вопрос по поводу этого водоема, а я не знал, что сказать, потому что я даже был не в курсе. И совсем не знал, имеет ли министерство природных ресурсов к нему отношение. Я попросил дать мне несколько дней разобраться в этом вопросе. На том момент представители общественности уже обратились к Главе республики с просьбой помочь спасти озеро. Соответственно, решение данной проблемы было поручено Минприроды РД.  С этого дня и началась борьба за Ак-Гель. В декабре 2014 года межведомственной комиссией было проведено обследование озера Ак-Гель на предмет определения экологического состояния. 

По результатам обследования принято решение о необходимости проведения экологической реабилитации озер Ак-Гель и Южный Аграхан.

В этой связи руководством республики принято решение выделить Минприроды РД средства в размере 15 млн руб. для разработки проекта экологической реабилитации озер Ак-Гель и Южный Аграхан.

На сегодняшний день в результате негативного антропогенного воздействия от 200 га площади озера осталось 103 га. Сегодня мы планируем в окрестностях уникального памятника природы создать прогулочную зону, беговые и велосипедные дорожки, лодочную станцию, летние кафетерии и кинотеатры, а главное – посадить несколько тысяч деревьев. Зеленым насаждениям в проекте отводится около 7 гектаров. Обязательная составляющая – наличие пандусов и тактильных дорожек для людей с ограниченными возможностями. Данный проект предложен на более детальное рассмотрение городским и республиканским органам власти.

- Получается, что не удалось недобросовестным предпринимателям окончательно погубить озеро? 

- Мы никому там что-либо строить не позволим. Поверьте. А вот еще один пример: вы знали, что в черте города находится Грязевое озеро? 50 лет назад рядом с этим Грязевым озером построили грязелечебницу и там люди лечились, там же есть скважина минеральной воды. Наш уважаемый бывший мэр Саид Джапарович выделяет место на озере под строительство домов, засыпает из 5 гектаров 3, скважину закрыли и на ней построили дом.

Это была уникальная, что уж там говорить, самая лучшая лечебная грязь на Северном Кавказе. И вода минеральная – один к одному Железноводская вода. Только представьте себе, какие у нас природные дары есть. Главврач этой грязелечебницы писал бесконечные письма по поводу спасения уникальной лечебницы в администрацию города, которые оставались безответными. Письмо такое получил и я. И я крайне был удивлен, узнав, что у нас есть подобная красота – в Железноводске нет таких условий, какие есть там.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество