Примерное время чтения: 5 минут
58

Война за халифат. «Я не знаю, кем стану, знаю одно – больше не хочу войны»

Сергей Осипов / АиФ

С начала 2000-х годов акты терроризма приобрели массовый характер. Из-за этой проблемы страдают мирные жители. Методы угнетения общества становятся с каждым годом все более жестокими. На сегодняшний день много тех, кто вернулся из Сирии, на территории которой они «воевали за халифат». Но что эти люди увидели там на самом деле?

На запрещенную территорию уезжали как мужчины, так и женщины, бывали среди них и пожилые люди, семейные пары с детьми. Мы побеседовали с несколькими возвращенными, которые рассказали о своих райских ожиданиях и адовой реальности.

Возвращенные называют различные причины, по которым они решились на переезд: идейные соображения, мечта построить халифат, воевать на стороне боевиков, заработать на крови неверных.

«В 2015 году в соцсетях встретила старую знакомую, которая рассказала про город в Турции, где живут приезжие с Кавказа. Она рассказывала про жизнь, о которой я могла только мечтать – дешевые продукты, одежда и съем квартиры; все женщины ходят в мусульманском одеянии – никябе, и это там приветствуется; также есть возможность выучить арабский, изучать Коран. Судя по ее описанию, там было все, что я хотела», – начала свой рассказ Халимат.

Поверив ее «сладким» разговорам, она уехала из Дагестана, тайно от родителей купив билет, выбросив телефон, чтобы ее не смогли найти. Однако по приезде в Турцию ее встретил человек, который повез ее в другой город, находящийся за пределами самого государства. Тем не менее она не расстроилась, там была мирная обстановка и на первый взгляд все обещанное тоже присутствовало. Но мирное существование длилось недолго – через несколько месяцев началась бомбежка и наступил голод.

Там она под уговорами местных вышла замуж (быть без мужа в Сирии не принято). Новобрачные прожили вместе 9 дней, после чего его забрали воевать, где он и умер. Тела мужа она не видела. Его оставили под завалами. Спустя пять месяцев ее снова выдали замуж, но и этого мужа забрала война. На тот момент у нее уже был месячный ребенок на руках.

Тогда она решила оттуда уехать. Оказалось, что легально пересечь границу невозможно. На побег требовались деньги, которые надо было заплатить проводникам. Она продала все, что у нее было, дополнительно взяла долг и сбежала. После побега она сразу оказалась в женской колонии. Но девушка рассказала, что находиться в колонии намного безопаснее и приятнее, чем там – на войне.

«Находиться в колонии было приятнее, чем в Сирии. В тюрьме тепло, кормят и не стреляют. Мне повезло выбраться оттуда живой и невредимой. До меня многие пытались сбежать – одни подрывались на минах, другие не смогли накопить нужную сумму на услуги проводника. Я знала семью, которая решила сбежать. У них не было денег, поэтому они решили пересечь границу самостоятельно, не зная безопасных путей. Они подорвались на минах, которые были раскинуты всюду», – вспоминает беженка.

В случае если план побега определенного человека раскрывался местной полицией заранее. Этих людей заключали в тюрьмы, и больше их никто не видел.

«В Турцию я уезжала в поисках лучшей жизни. Нашла работу швеёй и самостоятельно обеспечивала четверых детей. За время проживания в Турции я видела множество людей, которые уезжали в Сирию. . Все вокруг говорили: “Там жить хорошо”. Есть там города, в которых нет бомбежки, не нужно много денег, всё дешевое», – говорит Мадина.

Она решила также переехать вслед за многими. Забрала детей и покинула Турцию. В начале все, что окружало в городе Тапка на территории Сирии, действительно было похожим на рассказы, которые она слышала. Но спустя три месяца начала понимать, что ее окружает не халифат, а настоящий бардак: она просыпалась и засыпала под звуки взрывов и авиаударов. Женщина быстро начала искать дорогу обратно, но уехать из адского круга оказалось не так просто, особенно с четырьмя детьми, к тому же будучи беременной пятым.

«У многих забирают документы, детей объявляют собственностью халифата, работает система блокпостов, контролирующих перемещение жителей, и в целом переход стоит немалых денег», – вспоминает девушка.

Что пережили женщины, самостоятельно выбравшие для себя плохой путь, мы поняли из их рассказов. А как влияют такие перемены на психику и дальнейшую судьбу ребенка, рассказал 18-летний Гасан, которого родители забрали в Сирию и там он прожил 6 лет. «Отец работал в Турции и позвал нашу семью тоже переехать к нему. Папа рассказывал, что там можно жить так, как мы хотим. Все ходят в хиджабах и совершают намазы. Я там выучил Коран. Но спустя год после нашего приезда началась война. Постоянно слышали и видели взрывы, слезы, трупы людей. Было очень страшно», – вспоминает Гасан.

Год назад он приехал в Дагестан инвалидом и передвигается в инвалидной коляске. Он получил два ранения при авианалёте. Также сестра была ранена осколком в голову, а 10-летний брат – в ногу.

По рассказам мальчика, когда он вернулся на родину, испытывал ужас, если слышал, что возле окна проехала машина, мучила бессонница. Со временем бессонница и страхи прошли. Тяжелее всего он вспоминает про убийства.

«Очень страшно вспоминать все ранения, свои и чужие, смерть людей у меня перед глазами», – рассказывает Гасан, отмечая, что его отец погиб на войне, а его тело даже не смогли похоронить, оставили под развалинами. Мать их очень сильно болела, а потом она и вовсе перестала выходить на связь.

Сегодня Гасан в свои 18 лет учится по программе 6-го класса и стесняется этого. Он находится на домашнем обучении. Парень мечтает поскорее окончить школу и получить специальное образование, хотя еще не знает, кем хочет стать в будущем. Однако он знает точно, что войны он не хочет.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах