Примерное время чтения: 8 минут
211

Вальс с маршалом Рокоссовским. Как воевала и танцевала Вера Никитина

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. АиФ Дагестан На своих местах 02/03/2022
Вера Никитина (Липина) родилась 99 лет назад в станице Александрийская Кизлярского района. В 1941 году она окончила 10 классов, а на следующий день после выпускного началась война.
Вера Никитина (Липина) родилась 99 лет назад в станице Александрийская Кизлярского района. В 1941 году она окончила 10 классов, а на следующий день после выпускного началась война. Из личного архива

«Я всегда любила танцевать. В конце войны я пригласила на танец советского военачальника Константина Рокоссовского. Я ведь не из робкого десятка», – еле сдерживая улыбку, рассказывает 99-летняя жительница Кизляра Вера Никитина. Для Веры Николаевны дорого каждое воспоминание её суровой юности. А для нас – то, что мы можем услышать всё из первых уст.

Вера Николаевна с дочерью Татьяной.
Вера Николаевна с дочерью Татьяной. Фото: Из личного архива

«Мама плакала, папа молчал»

Вера Никитина (Липина) родилась 99 лет назад в станице Александрийская Кизлярского района. Родители работали в колхозе «Вперёд», там же во время летних каникул трудилась и Вера. В 1941 году она окончила 10 классов, а на следующий день после выпускного началась война.

«После выступления товарища Молотова по радио начались хождения в военкомат с просьбой об отправке на фронт. Ходили целыми классами, такой был душевный подъём, все хотели защищать Родину, – вспоминает Вера Николаевна. – Мы, девять девушек из колхоза «Вперёд», где летом работали на виноградниках вместе с родителями, тоже пошли. Помню, военком нас внимательно выслушал и попросил написать заявления со всеми нашими данными, после чего мы прошли медкомиссию. Все здоровы! Сказали ждать повестки».

Родителям Вера ничего не сказала, чтобы не расстраивать. Спустя полгода, когда ей исполнилось 18 лет, повестка пришла.

«В ней было указано, что необходимо было взять с собой. Дождавшись вечера, я показала папе повестку – он прочитал её вслух. Мама тихо плакала. Отец опустил голову и не проронил ни слова. Конечно, все расстроились».

Наутро, 5 мая 1942 года, девчат повезли в военкомат. Их отправили в Грозненскую военную авиационную школу бомбардиров на курсы молодого бойца.

«К тому времени фашисты всё ближе продвигались к Москве, уже были заняты Украина и Белоруссия, подошли к Кавказу. Бомбили Грозный. Горело всё: дома, земля, нефть. Наша школа тоже горела. Был издан приказ о срочной эвакуации всех курсантов. Так, проучившись всего пять месяцев, мы очутились в Тбилиси. Мальчишек послали в Тбилисское артиллерийское училище, а четырёх девушек, включая меня, – в действующую армию. Я и ещё три девушки-кизлярки попали на Второй Белорусский фронт, в 5 воздушную армию, 532 батальон авиационного обслуживания», – вспоминает Вера Николаевна.

По словам ветерана, работа была тяжёлой – загружать самолёты боеприпасами, подвешивать бомбы, которые весили немало.

«Особенно тяжело было во время Сталинградской и Курской битв, когда немцы не давали нам покоя, постоянно бомбили. Лётное поле было в воронках после каждой бомбежки. Товарищей хоронили с почестями. Помню, как наши лётчики бомбили Берлин. Бомбы надо было быстро подвешивать. Не успеешь один самолёт боеприпасами загрузить, как надо бежать к следующему. Но как же радостно было, когда наши бомбардировщики возвращались назад в полк, выполнив задание. И как было грустно, когда они не возвращались…» – тихо плачет она.

Вера Никитина.
Фото: Из личного архива

Арест за танцы и мечты о бане               

Вера Николаевна участвовала почти во всех крупных сражениях, воевала в Белоруссии, в Польше, в Германии дошла до Берлина. Она награждена орденом Отечественной войны, медалями «За победу над Германией», «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За взятие Берлина»

«Конечно, было страшно, – продолжает Никитина. – Над головой постоянные бомбёжки, спрятаться негде. Трудно было всем, но и стар и млад хотели быть полезными в эти страшные времена для Родины. Борьба с ненавистным врагом была всенародной. Люди всех национальностей сплотились и делали всё возможное для разгрома фашистских орд. Защищать свою Родину шли и женщины. Кто-то находился на передовой, другие без сна и отдыха работали на заводах и фабриках, на полевых станках. Им на помощь приходили дети и старики. Каждая женщина жила лишь одной мыслью о том, когда наступит светлый День Победы и начнётся мирная жизнь, без потерь и горьких слёз, без артиллерийской канонады и разрушений. Чтобы приблизить победу, девчонки рвались на фронт добровольно, а трус сам воевать не пойдёт. Это были смелые, необыкновенные девчонки. Многих мы потеряли».

На фронте каждая мелочь имела большое значение, особенно в быту. Возможности ухаживать за собой не было. Одежды было минимум, в баню ходили крайне редко.

«Мы нагревали воду в чайнике, на холоде поливали друг друга и тут же в землянку. Некоторые снегом обтирались зимой, весной или осенью – водой из луж не брезговали, но при этом не болели. Чай пили, спирт нам давали. Нижнее бельё нам не выделяли, мы выменивали на махорку и спирт портянки и шили его себе сами. Шили и песни пели. Всё имело на поле боя значение, даже чай. Мы мечтали о бане и о танцах. Я очень часто нарушала дисциплину, убегая на танцы. Помню, как-то получила за это несколько суток ареста», – улыбается Никитина.

Победу Вера Николаевна встретила недалеко от Берлина, в городе Шнайдемюль.

«Сколько было радости! Мы все плакали, поздравляли друг друга с победой. Это было самое запоминающееся мгновение моей жизни. Но нашу победу мы почувствовали раньше, уже 2 мая было затишье, кое-где были слышны выстрелы, но в основном мы все отдыхали. Отдыхал и личный состав, и наши самолёты. В поверженном Берлине я оказалась 10 мая. С трудом пробралась к рейхстагу. Не удержалась и на стене оставила надпись: «Липина город Кизляр». В Шнайдемюле мы оставались до демобилизации – 24 июня 1945 года. Нас отправляли партиями домой. Сколько было радости! Меня наше командование попросило немного задержаться и перевело работать в штаб части. Я демобилизовалась 24 октября 1945 года», – рассказывает Вера Николаевна.

Вера Никитина.
Фото: Из личного архива

Любовь есть и на войне

А ещё она гордится, как 8 марта 1943-го танцевала вальс с Константином Рокоссовским. «Как вы уже поняли, я дерзкая женщина, – смеётся она. – Когда я пригласила на танец Константина Константиновича, девочки ахнули от моей наглости, а мы в итоге прекрасно покружились».

Любовь к танцам, любовь к родной песне согревали душу на войне. На фронте есть место всему, в том числе и любви, считает Вера Николаевна. После окончания Великой Отечественной она встретила свою – однополчанина Николая Никитина.

«Николай призвался в армию в 18 лет, служил на Белорусском фронте в звании старшины. Мы с ним встретились в конце войны. До Берлина он не дошёл – получил сильное ранение. Мы поженились после войны. Он был красивым мужчиной. У нас родились две дочери – Татьяна и Ольга (младшая дочь умерла 13 лет назад. – Прим. ред.). С мужем мы прожили много счастливых лет. Он ушёл из жизни в 1983 году. Сейчас я живу с дочерью Татьяной, у меня четверо внуков и шесть правнуков», – рассказывает Вера Николаевна.

Многие страницы из своей военной биографии она хорошо помнит. Да и как можно забыть всё то, что пришлось ей видеть на долгих дорогах войны.

«Страшно терять боевых товарищей, страшно не знать, в какой момент на тебя полетит вражеский снаряд. Не знать, что будет завтра. Мы мечтали о победе каждый миг. Очень жаль, что сегодня молодые не ценят мирное небо над головой, вкусную еду на столе, мягкую постель. Мы жили в землянках, спали на матрасах из соломы. Когда приходила команда перебазироваться, вытряхивали солому, чтобы легче было нести. Война – страшная вещь, нас спасали любовь к Родине и танцы! Они, поверьте, приносили удачу! Мы верили, что наши защитники обязательно вернутся домой», – вспоминает Вера Николаевна.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах