225

В чём опасность интернет-ислама? Как вербуют молодежь в ряды террористов?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. АиФ Когда спадёт "корона"? 20/10/2021
Страница Саиды Сиражудиновой в
Страница Саиды Сиражудиновой в Facebook

В последние десятилетия всех нормальных людей беспокоит такая «зараза», как терроризм, который, по мнению экспертов, направлен против мирного населения. Цель бандитов − запугать людей и создать в обществе атмосферу паники. Любой здравомыслящий человек понимает, что террористический акт − не просто убийство или нападение, а настоящее преступление против человечества, считает политолог, социолог, президент Центра исследования глобальных вопросов современности и региональных проблем «Кавказ. Мир. Развитие» Саида Сиражудинова.

Какую цель преследуют онлайн-проповедники?

− Саида, мы постоянно слышим о террористической угрозе. Может, преувеличивают? Чего добиваются террористы?

− Количество террористических актов пока не увеличивается. Иногда они удаются, но сейчас их чаще стали предотвращать. Количество предотвращённых велико. Пока радикальные группы в подполье. Но террористическая угроза остаётся актуальным вызовом безопасности.

Террористы преследуют в первую очередь цель запугать, дестабилизировать. Усилиями властей зачастую решаются тактические задачи. Процесс будет продолжаться, пока террористы героизируются частью населения и пока на идеологическом уровне не появятся сильные оппоненты, способные увести молодёжь с шаткого и опасного пути, отвлечь от приверженности к радикальным идеям. Поэтому в плане профилактики ситуация сложнее и формализованнее.

− В чём главная сила этих «проповедников»?

− Они предлагают ценности, основанные на своеобразной трактовке Корана и Сунны, которые хорошо в психологическом плане продуманы именно для работы с молодыми людьми. Интернет-сайты актуальны для стран и регионов с преимущественно немусульманским населением. В Дагестане работали сети «проповедников» и вербовщиков, в том числе и женщин.

− Если оценивать нынешнюю ситуацию с терроризмом в Дагестане, насколько она сложная?

− Ситуация, действительно, сложная. Продолжают появляться новые ячейки и группы, поддерживающие радикальные идеи и уходящие в крайности. А это первый шаг на пути к терроризму. Не каждый даже среди этих групп способен пойти на преступление. Хотя это вопрос времени. Если человек сам не осознает губительность радикальных взглядов и их несоответствие истинной религии (а для этого необходим высокий уровень образования, духовности и нравственности), то он станет полностью управляемым рано или поздно.

− Летом видела статистику, скажем так, сочувствия дагестанцев террористам. Это десятки тысяч человек. Почему так происходит?

− Сочувствуют, потому что считают их жертвой обстоятельств. Им находят оправдание. Даже многие учёные однобоко выдвигают версии о социальной несправедливости, экономических факторах и т. д., которые, по сути, извечны, но не являются настоящим мотивом. Искоренить подобное отношение можно лишь комплексным и системным подходом к проблеме. Работа должна быть не формальной, не одноразовой, не публичной, а длительной и упорной.

Над чем стоит задуматься?

− Кого мы должны «благодарить» за то, что террористы не испытывают проблем с деньгами, на которые закупается оружие и нанимаются боевики?

− Борьба с финансированием терроризма принесла свои плоды, многие каналы были закрыты благодаря усилиям государства. Скорее всего, они адаптируются к новым условиям, ищут и находят новые пути, но они не столь значимы, как финансирование из стран Востока, которые сыграли уже свою роль и в нашей стране, и не только. Примеров очень много. Причём страшных.

− По-вашему мнению, «Талибан»* − это международный проект? В связи с последними событиями в Афганистане могут ли подпасть под влияние талибов дагестанцы?

− Талибан − это часть международного проекта. Проблема для Дагестана в том, что некоторым жителям республики нравится то, что там происходит сейчас. Но, с другой стороны, ситуация в Афганистане заставляет задуматься о последствиях политизации религии.

− Воевать за ИГИЛ* уезжают не только ради денег, но и из чисто идеологических соображений. Что такого привлекательного в их лозунгах?

− Воевать в ИГИЛ* чаще всего уезжали не из-за поиска материальной выгоды. Значительную роль сыграли работа вербовщиков и, конечно же, идеология. Людей привлекали сама идея жить согласно их представлениям о шариате, заложенная в этом сила, а также неприятие современного дагестанского общества. Для людей, разорвавших связи с государством и, более того, с семьёй, были важны хиджра, джихад, шариат, их границы по отношению к миру. Для кого-то власть, деньги, удовлетворение потребностей.

Не будем забывать и о таком нюансе: если терроризм начинает расцветать, то это, как правило, связано не с личными амбициями главарей группировок, а с обострившейся борьбой за передел сфер влияния между международными игроками. Боевики всегда используются в большой игре между странами, которые претендуют на влияние в определённом регионе и пытаются укрепить его за счёт прямой или косвенной экспансии.

Терроризм приспосабливается, адаптируется, стремится к выживанию. Конечно, он будет ещё более и более изощрённым, так как его загоняют в угол. Власти должны создавать и реализовывать долгосрочные стратегические программы. Но есть угроза бюрократизации и формализации. То есть то, с чем мы уже столкнулись ранее.

Чем защитить детей?

− Как уберечь детей от терроризма и как понять, что человек пытается тебя завербовать?

− Дети требуют внимания в первую очередь. Многие проблемы коренятся в семье (здесь чаще всего встречаются три сценария: нехватка внимания, чрезмерный контроль либо социализация в поддерживающей террористические идеи среде или семье).

Работа с детьми на настоящий момент проводится слабо. Не проводится подготовка квалифицированных специалистов. Классные часы в школах зачастую существуют лишь на бумаге. Отсутствуют программы и рекомендации по работе с детьми и особенно с детьми из группы риска. Молодёжь в ходе проводимых нами ранее фокус-групп в целях изучения вовлечения в радикальные группы отмечала, что часто лекторы, которые приходят извне к студентам, имеют уровень образования более низкий, чем у самих студентов, поэтому не способны принести никакого положительного эффекта.

Важно своевременно увидеть изменения в ребёнке и оказать помощь. Дать образование. Не допустить эскалации проблем. Всё это сложно на самом деле. И специалистов пока мало.

− Ни одно государство в мире не в состоянии справиться с терроризмом в одиночку. Вы согласны с этим мнением?

− Да, терроризм − это глобальная проблема. Никто до сих пор не смог полностью искоренить его и обезопасить себя. Но необходимо изучать, прислушиваться к результатам, воспринимать угрозы и желать изменить ситуацию. Международное сотрудничество и обмен опытом и практиками в целях общей безопасности также важны.

− Как мне известно, вы готовили антитеррористический доклад… О чём он и какова его судьба? Есть ли там советы для Дагестана?

− Мы провели очень много исследований по проблеме, работали на протяжении более чем десяти лет с разными группами, изучали, анализировали. Часть результатов опубликована. Работа ещё продолжается. Но ни одна публикация, ни одна исследовательская работа не будет эффективна без практического внедрения. Мы, в свою очередь, будем делать всё что сможем ради общества и безопасности людей и государства. Но этим должны как минимум заинтересоваться ответственные лица. Вот это, к сожалению, редкость.

* Организации, признанные экстремистскими и запрещённые на территории России

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах