Примерное время чтения: 6 минут
971

Считаем с запасом. Может ли Дагестан заработать на чёрном золоте?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. АиФ Дагестан На своих местах 02/03/2022

Экономика России может получить от 600 млрд до триллиона долларов от разработки нефти на шельфе Каспийского моря. Такие заявления прозвучали на прошлой неделе из уст учёных. В прошлом веке республика успешно добывала нефть и газ, но в 90-е объёмы добычи резко снизились. Можем ли мы снова заработать на этом?

Сколько-сколько?

Немало шума наделала на прошлой неделе информация о том, что в нашей республике имеются запасы, сопоставимые с объёмами Саудовской Аравии. Мол, наша нефть лучше сибирской – она сформирована в пластах мезозойской эры и отличается пониженным содержанием сероводорода. В головах дагестанцев тут же нарисовались радужные перспективы – неужто будем жить, как на Ближнем Востоке? Насколько это близко к реальности? «АиФ Дагестан» расспросил учёного, сделавшего громкое заявление.

«Информация, изложенная в интернете, искажена, – говорит научный сотрудник института геологии Дагестанского федерального исследовательского центра РАН Мумин Меликов. – Я не говорил, что запасы нефти Дагестана сопоставимы со странами Ближнего Востока. Да, нефть в Дагестане есть, но нужно провести серию поисковых работ».

По его словам, в Дагестане насчитывается 51 месторождение, 38 из которых сосредоточены в северном Дагестане и 13 – в предгорной части. В этом числе махачкалинское месторождение, которое было открыто в 1941 году и внесло значительный вклад в победу в Великой Отечественной войне. «Сейчас новая парадигма: нужно вернуться к маленьким месторождениям и добывать их. Не оставлять там ни одной капли нефти. Также следует обратить внимание на более глубокие горизонты в предгорной части Дагестана. Так называемые поднадвиговые отложения, где могут быть скрытые нефтяные залежи. Наиболее перспективным остаётся северный и средний Каспий и глубокозалегающее отложение на глубинах 180 м», – резюмировал учёный.

По словам Меликова, все ныне законсервированные старые месторождения нефти на самом деле не иссякли. Они разработаны примерно наполовину.

«Весь мир работает над увеличением нефтеотдачи пластов. До 40% нефти остаётся в недрах земли не извлечённой. Требуются огромные затраты для того, чтобы её добыть. Когда говорят, что нефть заканчивается, это неправда. Сейчас много гипотез происхождения нефти, но большинство специалистов, которые занимаются геологией нефти и газа, придерживаются версии о множественности механизмов происхождения нефти. Все утверждения о том, что нефть заканчивается, продиктованы экономическими соображениями и направлены на то, чтобы поднять на неё цену», – сказал Меликов, отметив, что во время Великой Отечественной войны открытие Махачкалинского нефтяного месторождения сыграло существенную роль в обеспечении горючим Северо-Кавказского фронта, а в послевоенные годы освоение морского участка Избербашского месторождения с 1948года явилось началом эстакадного строительства в Союзе.

«Дальнейшие открытия залежей нефти и газа в нижнемеловых отложениях (возраст отложений до 70 млн. лет, ср. глубины – 4,0-5,0км) Дузлакского, Берикейского и др. стимулировали дальнейшее развитие геологоразведочных работ на нефть и газ. Но, однако, перспективы развития не так уж и печальны. В России специалисты нефтегазовой давно обозначили две основные негативные тенденции в развитии отрасли, вызывающие особую тревогу. Это, во-первых, отставание процесса воспроизводства минерально-сырьевой базы и, во-вторых, продолжающееся падение показателей нефтеотдачи.

Такая ситуация сложилась в первую очередь из-за многолетнего недофинансирования и снижения темпов и объемов ГРР. Кроме того, в отрасли уже последние десятилетия идет постоянное падение среднего проектного коэффициента извлечения нефти (КИН), который с 51% – в 1960 г. уменьшился до 25-28% – в последние 10-15 лет XX в. Только за счет низкого КИН потенциальные извлекаемые запасы нефти в РФ уменьшились на 15 млрд. тонн.

Перспективы развития нефтяной промышленности, ориентированные на сохранение уровня добычи и дальнейшего ее роста, предполагают наряду с освоением новых месторождений, постоянным увеличением добычи за счет более полного ее извлечения. Извлечение остаточной нефти из эксплуатируемых пластов в современном мире является актуальной задачей.

Проведенный анализ геолого-геофизических материалов и разработки, показал,что что большая часть месторождений характеризуется высокой степенью обводненности – около 100% (от 85 до 98%) и большой выработанностью (50-70%) запасов, текущий КИН – доли единиц», - подытожил Меликов.

Фото: pixabay.com

Нужна разведка

Ведущий инженер геофизической лаборатории Абдул Халилов тоже считает перспективным районом добычи Каспийский шельф.

«Контор, что занимались нефтеразведкой, не осталось. Если смотреть в целом, то нефть есть, залежи есть, но процент добычи мизерный. Дебет скважины в среднем очень плохой. Денег на геологоразведку у страны нет, раньше, во времена СССР, на это выделяли неплохие суммы, да и сама «Дагнефть» проводила очень большие разведывательные работы. Поэтому в целом нефте- и газодобыча у нас в плачевном состоянии, сегодня их экономически невыгодно добывать», – считает Халилов.

Руководитель проектно-ресурсного офиса развития территорий, автор Стратегии-2030 Республики Дагестан Маир Пашаев считает, что заявления по оценке нефтегазового потенциала Республики Дагестан спорные: «Истина где-то посередине: в стоимостном выражении это далеко не 600 млрд долларов, и даже не 60 млрд долларов. По уточнённым данным Федерального агентства по недропользованию, суммарные извлекаемые запасы нефти и газового конденсата по сумме всех категорий запасов полезных ископаемых составляют 27,2 млн т, из них на сушу приходятся 16,6 млн тонн. Суммарные запасы свободного газа по сумме всех категорий составляют 118,8 млрд. кубометров, из них на сушу приходятся 102,6 млрд кубометров». По данным на 1 января 2021 года, в республике учтены 42 месторождения, содержащих нефть, 30 из которых разрабатываются, и 20 месторождений газа (из них 14 находятся в разработке)».

«В проекте Стратегии-2030 мы предложили концепцию восстановления нефтегазовой отрасли в республике и тем самым обратили внимание руководства Дагестана и федеральных органов исполнительной власти на проблемы и возможности отрасли», – говорит Пашаев. Но нужно учесть, что это федеральные полномочия, на месторождения должна быть лицензия, работать на них могут компании, имеющие соответствующие технологии и достаточное инвестиционные ресурсы. «Учитывая сравнительно небольшие объёмы разведанных и извлекаемых запасов, крупные инвестиции в нефтегазовую отрасль нашей республики затруднены», – резюмирует эксперт.

Справка
«В последний раз нефть в республике качали самыми большими объёмами в 1942 году, когда немцы рвались к Волге и решалась судьба страны, – говорит студент исторического факультета Абакар Магомедов. – Но к концу войны генералиссимус вновь приказал сократить добычу. Хотя и позже в республике велись геологоразведочные работы, строились новые вышки». В лучшие времена «Дагнефть» ежегодно выкачивала из 220 скважин до 560 тысяч тонн нефти и 780 млн кубометров газа, а в 70-е годы – даже больше. Правда, уже к концу 90-х этот показатель упал до 360 тысяч тонн, а в 2009-м и вовсе составил 164 тысячи тонн. При этом, по статистике, республика потребляет свыше 500 тысяч тонн нефтепродуктов, что в пересчёте на сырую нефть составляет примерно 4 млн тонн».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах