Примерное время чтения: 6 минут
187

Последний приют. Как работает система паллиативной помощи в Дагестане

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ Дагестан Ударит стоком 24/03/2021

В 2019 году Дагестан стал пилотным регионом проекта ОНФ «Регион заботы». Правительство республики утвердило программу развития паллиативной помощи до 2025 года, включающую создание более 200 коек круглосуточного ухода для взрослых и 20 коек для детей. Спустя два года команда проекта проверила, как работает система паллиативной помощи в Дагестане.

О том, почему безнадёжно больным пациентам не хватает лекарств и как им помочь, мы беседуем с директором АБНО «Регион заботы» Анастасией Ждановой.

Проблем много – решений мало

Ума Саадуева, «АиФ Дагестан»: – Анастасия, какие проблемы вы выявили в системе оказания паллиативной помощи в Дагестане?

Анастасия Жданова: – Во время нашей поездки в Дагестан мы хотели посмотреть, как организована паллиативная медпомощь неизлечимо больным взрослым пациентам. В республике нет хосписа. В период ковида те немногие койки, которые функционировали в Махачкале, были свёрнуты. Это в целом характерно для пандемии – все усилия врачей брошены на помощь пациентам с коронавирусной инфекцией. Но, к сожалению, в условиях пандемии спрос на паллиативную помощь только возрос, потому что есть много пациентов, которые пережили COVID-19, но не смогли пережить его осложнений.

Сейчас для оказания такой помощи в Дербентской и Новолакской больницах развёрнуто всего 20 коек. Это приблизительно в 10 раз меньше, чем нужно для того, чтобы обеспечить потребность в стационарной помощи тяжелобольных людей в конце жизни. Но и они не используются эффективно – из 20 коек на момент нашего визита было занято только 4. Осложняет ситуацию и то, что в посещённых нами отделениях не организован оборот сильнодействующих обезболивающих препаратов. Остро не хватает врачей и медицинских сестёр, имеющих необходимое образование для оказания специализированной помощи.

Также в регионе практически отсутствует возможность получить паллиативную помощь на дому – выездная патронажная служба работает только при 3-й махачкалинской больнице.

– Что, на ваш взгляд, кардинально изменилось в структуре оказания паллиативной помощи за последнее время в России?

– Во-первых, теперь по закону паллиативная медпомощь делится на два типа: первичная, которая оказывается фельдшерами, терапевтами, онкологами, и специализированная, которая оказывается в хосписах, отделениях и кабинетах паллиативной помощи, а также выездными бригадами.

В Дагестане фактически отсутствует специализированная паллиативная медицина, помощь неизлечимо больным оказывают врачи поликлиник – терапевты, онкологи, но без поддержки врачей по паллиативной помощи, которые специализируются на лечении тягостной симптоматики – боли, одышки, неукротимой тошноты, они не всегда могут справиться.

– Простите, а какая разница: и там медик, и здесь?

– Большая. В медицинских институтах раньше никогда не учили лечить тяжкую симптоматику у неизлечимо больных. Часто врачи считают свою работу завершённой, когда понимают – пациента вылечить нельзя. Миссия врача по паллиативной помощи – помогать пациенту до конца жизни, даже если его нельзя уже вылечить. В условиях дефицита врачей по паллиативной помощи очень важно, чтобы врачи первичного звена – онкологи, терапевты – были обучены вопросам паллиативной помощи. Сейчас такого обу­чения практически нет.

Во-вторых, сейчас законом также предусмотрено, что паллиативные пациенты на дому должны обеспечиваться нужными медизделиями, и это более 200 позиций. Такая система обеспечения в Дагестане не создана. Мы в ручном режиме договаривались, чтобы пациентке, которая за двое суток до конца жизни выписалась из больницы домой с одышкой, предоставили кислородный концентратор. Поверьте, одышка мучительнее, чем боль. Пациентка уходила из жизни без надлежащей помощи. Мы увидели, какая обида сформировалась у её семьи на всю систему здравоохранения.

К чему приводит нехватка лекарств?

– Доступны ли наркотические лекарства для таких больных?

– Это ещё одна проблема. Сегодня на федеральном уровне применяются системные меры для упрощения законодательства, регулирующего оборот наркотических и психотропных лекарств в целях повышения доступности таких лекарств для инкурабельных (безнадёжных) больных. Но в Дагестане мы не увидели налаженного оборота. Лекарствами обеспечены не более 60% пациентов, а неинвазивными опиоидными анальгетиками – только 30% нуждающихся. Это один из самых низких показателей по стране. Недоступность таких лекарств всегда провоцирует развитие нелегального оборота наркотиков.

– А где такой проблемы нет?

– В Москве. Из Северо-Кавказского федерального округа – в Чеченской Республике, Северной Осетии и Ингушетии. В Карачаево-Черкесии дела обстоят так же плохо, как и в Дагестане.

– Чем отличается паллиативная помощь от хосписа?

– Хоспис – это одно из тех мест, где оказывается паллиативная помощь. Это медицинское учреждение, но это не единственное место, где она может быть организована. Отделения паллиативной помощи открывают и в многопрофильных больницах. И туда целесообразно направлять пациентов, которые нуждаются не только в симптоматическом лечении, подборе схемы обезболивания, но и в специализированной медицинской помощи.

Многое зависит от нас

– Вы сказали, что выездная патронажная служба работает только в негосударственной больнице №3 и существует она в основном на благотворительные деньги. А сколько людей нуждаются в ней?

– Средняя нормативная потребность во врачах выездной патронажной службы с учётом численности населения республики – это 22 человека, которые должны оказывать помощь взрослым. Но в Дагестане принято забирать больных людей домой. Поэтому развитие выездной паллиативной медпомощи должно быть приоритетным.

– Средств, выделенных на проект «Регион заботы», хватит на то, чтобы реализовать его в Дагестане?

– Да, Дагестан является одним из регионов, в котором мы будем поддерживать развитие паллиативной медицинской помощи. Но очень многое зависит от региона – от регионального минздрава и от врачебного сообщества. Без объединения их усилий, без широкого принятия врачами философии оказания помощи до конца жизни, без дополнительного обучения врачей первичного звена больные в конце жизни будут оставаться без необходимой помощи. К сожалению, специализированная паллиативная помощь в Дагестане фактически отсутствует. Очень важно её развивать. И «Регион заботы» в очередной раз обращает внимание правительства региона, что точкой её роста может стать 3-я горбольница. Это больница построена за счёт собранных народом Дагестана благотворительных пожертвований. Здесь есть обученные кадры, необходимое оборудование.

Справка
Паллиативная помощь – улучшение качества жизни неизлечимо больного и его родственников. Это предупреждение и облегчение страданий больного, купирование болевого и других неприятных симптомов. В паллиативную помощь входит также психологическая и социальная поддержка.

А ещё будет здорово, если удастся в Дербенте открыть первый в регионе хоспис. С учётом локации – на берегу моря, в горной долине, рядом с больницей, но в отдельно стоящем здании – он может стать уникальным местом, одним из лучших мест для оказания помощи людям в конце жизни. Но для этого нужно не только достроить здание. Очень важно вырастить, сформировать, обучить мультидисциплинарную команду из врачей, медсестёр, социальных работников, психологов, волонтёров.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах