Примерное время чтения: 7 минут
116

Охота на детей. Почему современная молодёжь вступает в ряды террористов?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. АиФ Дагестан С удобрения людей 23/08/2023

Вербовщики всё чаще используют подростков для своих страшных дел методом «промывания мозгов». Дети из благополучных семей часто не идут на контакт, но трагедии всё-таки случаются.

К ребятам из каких семей вербовщики проявляют особое внимание и какие приёмы они применяют, чтобы заманить детей в свои страшные сети, dag.aif.ru рассказал аналитик Национального центра информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной сети и в Интернете Сергей Венцель, неоднократно бывавший в Дагестане и не понаслышке знающий местную специфику.

Информационная гигиена сети

Лия Исмаилова, dag.aif.ru:Сергей Владимирович, какие слова вы бы сказали студентам, чтобы предостеречь от радикальных взглядов?

Сергей Венцель: – В первую очередь я бы сразу обозначил, что пришёл к ним не с лекцией. Сразу бы определил для себя другой формат взаимодействия с ребятами — более дискуссионный. Например, дискуссия Джеффа.

Подобрал бы для дискуссии ряд тезисов для обсуждения и начал бы не с тематики экстремизма сразу. Например, обсудили бы, насколько в их жизни важны традиционные духовно-нравственные ценности, играют ли они какую-то роль. В процессе обсуждения мы бы определили, что они вкладывают в это понятие, насколько ценности могут защитить от деструктивного влияния.

После этого можно было бы поговорить с ними о критическом мышлении в формате обычного обсуждения, а не дис­куссии Джеффа. Затем подвести диалог к тому, какие сейчас угрозы есть и как бы ребята защитили себя от вербовки в деструктивную деятельность. И в конце дал бы ещё несколько советов по информационной гигиене в Сети. Такой приблизительный сюжет профилактического мероприятия, так сказать.

Важно, чтобы ребята смогли сказать что-то, выговориться. Ведь часто недопонимание идёт из-за нежелания или отсутствия возможности сказать, что на душе. Нам всем нужно учиться говорить и слушать друг друга.

– Дети из полных и благополучных семей, с папой и мамой, тоже находятся в зоне риска?

– Конечно, вербовщики охотятся не только на детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Да, ребята и девушки из неполных семей, особенно если нет отца, более уязвимы перед вербовкой, преступников они интересуют в первую очередь.

Но и дети из полных семей также могут оказаться жертвами вербовки. Ведь полная семья не всегда означает благополучная. Дело не только в материальном достатке. Семья может быть богатой, но между детьми и родителями может не быть нормального общения и доверия. Как результат – доверие детей может завоевать другой человек, и делать он это будет отнюдь не из благих побуждений.

Иногда семья может быть полной и общение вроде есть, но ребёнок может увлечься радикальными идеями и попасть в сети вербовщиков. Они обращают внимание на материальное положение семей, но это отнюдь не определяющий фактор.

– Кто чаще попадает на крючок идеологов терроризма?

– Чаще всего жертвами пропагандистского воздействия становятся люди с несформировавшейся гражданской позицией и неустойчивой психикой. У молодых людей не всегда развито критическое мышление. Наша задача – помогать таким ребятам найти свою дорогу, своё место в жизни. Мы должны дать им необходимые знания, помочь обрести навыки и сформироваться как личность.

Противники нашей страны неслучайно пытаются воздействовать именно на молодёжь, вовлекать её в диверсионную, террористическую и экстремистскую деятельность. На фоне СВО мы уже столкнулись и с поджогами военкоматов, и с нападением на российских военных, и с подрывами гражданских объектов (как, например, подрыв кафе в Питере, где проходил творческий вечер военкора Владлена Татарского).

Удары по людям

– Где территориально находятся вербовщики, которые подталкивают дагестанскую молодёжь к экстремизму?

– Как правило, за пределами страны, в безопасных для себя местах. Опять же, на фоне СВО за рубежом появилась организация «Форум свободных народов России» (признаны нежелательной организацией в России по решению Генпрокуратуры), цель которой – подрыв территориальной целостности нашей страны. Активисты этой организации стремятся посеять межнациональную вражду, например, между народами Дагестана, между русскими и другими народами.

Когда была объявлена частичная военная мобилизация, появилось множество телеграм-каналов, раскручивающих протесты. Одним из них оказалось «Утро Дагестана», модераторы которого сидели в Киеве.

– Есть ли новые приёмы в их арсенале, которых не было ещё, например, десять лет назад?

– Если говорить про методы работы, то, с одной стороны, они остались те же: поиск наиболее уязвимых перед вербовкой, их обработка и т. д. С другой стороны, такие организации в современных условиях стали активно использовать технологии сведения с ума, нанося когнитивные удары по людям. Цель – убрать в цепочке «принятие информации – осмысление – действие» звено «осмысление». Грубо говоря, они внушают навязчивые идеи: поджечь военкомат, бежать из России, нападать на военных и т. д.

– Правда ли, что вербовщики сначала тщательно изучают жертву через социальные сети?

– Да, верно. Им нужно понять, где у человека есть слабые места, какие есть увлечения, надежды и мечты. Те же вербовщики из ИГИЛ (террористической организации, запрещённой в России) в своей преступной деятельности учитывали разные характеристики, в том числе подбирали ключи к женщинам, особенно одиноким.

– Вы не раз бывали в Дагестане. Какое общее впечатление у вас осталось?

– Я был в Дагестане уже три раза, в основном это были конференции и форумы. Удалось пообщаться с коллегами из министерств и правоохранительных органов. Общее впечатление – много толковых специалистов. Встречал немало ребят, у которых глаза горят, они хотят сделать лучше для региона и страны.

Конечно, есть и проблемы, но они свойственны и другим регионам страны: специалисты по профилактике сильно перегружены, не так много качественных программ подготовки специалистов и не всегда получается отслеживать новые тенденции в развитии угроз и в профилактической работе.

Держите руку на пульсе

– С какими общими рекомендациями вы бы обратились к родителям и их детям?

– Есть несколько советов для родителей: старайтесь установить доверительные отношения с детьми, старайтесь их поддерживать не только в трудные минуты. Изучайте, что волнует молодёжь, в том числе в интернете. Важно держать руку на пульсе.

Самим ребятам хотел бы сказать: в каждом из нас есть потенциал. Подбирайте, что вам больше нравится, изучайте новое, ищите себя. Важно только делать всё в рамках закона.

– Какова главная цель деятельности вашего центра – НЦПТИ?

– Сделать профилактику более эффективной. Мы отходим от лекций в пользу интерактивных форматов (викторин, дискуссий, деловых игр, кинопоказов с обсуждением). Стараемся наполнить нашу работу позитивным смыслом, учитывать мнения самих молодых людей, разговаривать с ними на равных, спокойно и взвешенно обсуждать самые разные темы.

Идея нашего центра, НЦПТИ, как раз заключается в изменении профилактики в лучшую сторону: отход от лекций в пользу интерактивных форматов (викторины, дискуссии, деловые игры, кинопоказы с обсуждением), наполнение позитивным смыслом, учёт мнения самой молодёжи в проведении профилактики, разговор с молодёжью на равных, спокойное и взвешенное обсуждение самых разных тем.

– Сергей Владимирович, какие общие впечатления о Дагестане у вас остались и что вызвало позитивную реакцию?

– Во-первых, неповторимая природа, невероятные виды. Они вдохновляют, мне очень нравятся такие пейзажи, поскольку часть своего детства провёл в Пятигорске. Во-вторых, интересные люди, интересный колорит. В Дагестане, в той же Махачкале, удивительно соприкасаются и сосуществуют светский и религиозный образы жизни, это видно и по той же одежде, например.

Как и в любом другом месте, есть свои точки роста. У Дагестана колоссальный потенциал для развития туризма, поэтому, на мой взгляд, очень важно продолжать развивать туристический сервис.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах