184

Новые дети войны. Как не вырастить из ребёнка экстремиста

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ Дагестан Штрафы по указке 03/11/2021

В сводках новостей частенько встречаются заголовки: «26 детей, чьи родители примкнули к боевикам в Сирии, вернулись в Россию», «В Россию вернулись из Сирии ещё более 30 детей». Писали и мы о таких историях.

Вернуть к жизни…

Детям в Сирии не место. Однако там их немало. Они оказались в горячих точках не по своей воле. Их туда привезли родители, которые примкнули к запрещённым группировкам. А некоторые из них уже родились на территориях, подконтрольных ИГИЛ*.

Все дети, которых удалось вернуть, навсегда остались без родительской любви и ласки: чьи-то родители погибли, а родители других отбывают пожизненные сроки за терроризм в тюрьмах Ирака и Сирии.

«Из Сирии за последние годы в Дагестан прибыло 225 детей, а всего по России – около 300 возвращённых детей», – рассказывает Уполномоченный при главе РД по правам ребёнка Марина Ежова.

Работа над возвращением детей домой началась ещё в 2017 году. А первый рейс из Ирака состоялся под Новый год – 31 декабря 2018 года в Россию вернулись 32 ребёнка: 18 мальчиков и 14 девочек, которые остались без мам и пап. Эти дети находились либо в тюрьмах со своими родителями, либо в приютах. Попробуй найди такого ребёнка – у них нет ни документов, ни даже имени! О том, что они из России, известно только со слов тех, кто отправил их в приют. Для того чтобы установить родство с российскими бабушками и дедушками, приходится делать ДНК-тесты. Представьте, каково матери отдать своё дитя, а ребёнку – остаться без мамы? Возможно, что они никогда больше не увидятся.

Ошибки родителей, лишивших собственных детей семьи и спокойного детства, приходится исправлять государству, детским омбудсменам и их родственникам в России.

Но чего ожидать от детей, которых привозят в Россию из зон боевых действий? Есть ли у них шанс стать достойными гражданами мирного общества? Не станут ли они в дальнейшем мстить за то, что с ними произошло? Эти вопросы мы адресовали экспертам.

«Миннац, как и другие республиканские ведомства, задействован в работе по ресоциализации и адаптации детей, вернувшихся из Сирии. В рамках своих полномочий мы стараемся помочь ребятам вернуться к мирной жизни, привлекая к этой работе представителей духовенства. В непринуждённой и дружелюбной атмосфере проводим с детьми беседы, выслушиваем их пожелания, дарим в меру возможностей им подарки. Планируем активнее привлекать детей к мероприятиям, проводимым Миннацем», – рассказывает начальник отдела мониторинга и анализа религиозной ситуации и профилактики конфликтов на религиозной почве Министерства по национальной политике и делам религий РД Магомед Магомедов.

…и подарить любовь

Немаловажно, какой отпечаток оставляет на сознании ребёнка война. Какие существуют методы общения с детьми, вернувшимися из зон боевых действий, и какие типы личности могут попасть под влияние радикалов, рассказал психолог и бизнес-тренер Мавледин Мурзабеков.

«Любой человек, повидавший конфликты, убийства, войну, – это человек с пошатнувшейся психикой, который боится за свою жизнь, – говорит Мурзабеков. – Представьте, что на ваших глазах кого-то убили! После такого зрелища вы будете бояться – вдруг следующим станете вы?! Попадая в другое общество, человек не перестаёт бояться. С такими страхами есть несколько путей развития. Во-первых, такой человек может стать ведомым, им легко манипулировать и управлять. Второй путь – он может пытаться начинать защищать себя, это может выплескиваться через агрессию. А агрессия – это также проявление страха. Ну и третий вариант, самый благоприятный: люди, пожившие в ужасающих условиях, попадая в мирную обстановку, начинают ценить спокойствие вокруг и благодарны за новые условия жизни».

По словам Мурзабекова, дети, вернувшиеся из зон боевых конфликтов, должны чувствовать к себе любовь. Им необходимо увидеть, что мир состоит не только из зла и негатива, в мире полно поводов для радости и положительных эмоций.

Чаще всего жертвами вербовщиков становятся либо те, кто плохо знает свою религию, или те, кто в детстве был лишён любви и ласки близких людей. Отсюда прорастают ростки агрессии, которая в итоге выплескивается через автомат или нож.

«Если человек всё-таки попал в секту, важно не терять с ним связь. Общаться с ним надо с мягким наставлением и без агрессии. В дискуссии вступать не стоит, ведь с ними провели серьёзную психологическую обработку. Общение требует ювелирного подхода, можно начать контакт с отвлечённых тем. Как бы банально ни звучало, но многим людям не хватает любви», – резюмирует психолог.

Не ищите лёгких путей!

«Молодёжь должна перестать искать лёгкие пути. Лично я, начав заниматься спортом, не ожидал великих результатов. Просто занимался тем, что мне нравится. Как и большинство моих сверс­тников, я был выходцем из среднестатистической семьи. Меня воспитывала мать, а отец умер, когда мне было всего два года.

Я и мои коллеги-спорт­смены посещаем различные учебные заведения во всевозможных муниципалитетах, ездим на форумы – общаемся с подрастающим поколением; наша цель – подавать им правильный пример.

Однако, к большому сожалению, и радикалы не дремлют: они также работают с молодёжью, сбивают их с верной дороги. Бывает и такое, что эти люди стараются вербовать спортсменов. Ведь если спорт­смен начнёт придерживаться подобной идеологии, их цель будет достигнута ещё быстрее из-за его авторитета.

Я воспитываю 17-летнего сына. Чтобы огородить его от радикалов, я занимаю всё его время учёбой в школе и тренировками. И, конечно, дома провожу беседы воспитательного характера», - олимпийский чемпион по боксу (2004 г.), заместитель министра по физической культуре и порту Дагестана Гайдарбек Гайдарбеков.

Почему радикальные идеи популярны

«На рубеже XX-XXI веков глобальной проблемой человечества стал религиозно-политический экстремизм, замешанный на псевдоисламской идеологии. Кровавые деяния экстремистских организаций, проповедующих терроризм, захлестнули многие регионы мира с компактным проживанием мусульманского населения, – рассказывает доцент кафедры истории России ДГУ Мурад Гаджимурадов. – Не стала исключением и наша республика, и весь Северный Кавказ, который на протяжении более двадцати лет сотрясали всевозможные конфликты и террористические акты.

Причин тому было несколько: во-первых, тяжелейший социально-экономический кризис в России в 1990-х годах, который проявился в Дагестане в ещё более острой форме. Это дало благодатную почву для роста антигосударственных настроений в обществе. Во-вторых, распад СССР привёл к кардинальным геополитическим изменениям во всём мире и, как результат, к возникновению очагов нестабильности и военных конфликтов по всему периметру вновь образовавшихся государств. В этом отношении горячей точкой оказался Кавказ, где сошлись интересы многих держав, стремившихся заполучить контроль над ключевым с экономической и геостратегической точки зрения регионом. В эпицентре этих интересов оказался Дагестан, поскольку его географическое положение делает систему коммуникаций и транспортных узлов республики весьма притягательной. Через своих эмиссаров заинтересованные страны активно насаждали на Северном Кавказе агрессивную псевдоисламскую идеологию для создания постоянно действующего конфликта. Очень быстро под идеологической обработкой зарубежных эмиссаров национальное самосознание некоторой части дагестанцев стало сливаться с религиозным фанатизмом и экстремизмом.

В-третьих, крайне низкая религиозная культура населения нашей республики, что в условиях социально-экономического «торнадо», позволило расцвести нетрадиционным конфессиям и различным сектам, которые достаточно успешно распространяли среди молодёжи идеи религиозного фанатизма, экстремизма и терроризма. В-четвёртых, резкое падение уровня образования в среде дагестанской молодёжи, в результате чего многие потеряли способность критически мыслить, стали податливы чуждой идеологии и пропаганде.

Сейчас, к счастью, всё кардинально изменилось. Молодые ребята перестали погибать в этой бессмысленной и необъявленной войне. Безусловно, в этом заслуга не только спецслужб, «выкорчевавших» бандподполье, но и государственных структур в целом, которые проводят комплексную и масштабную работу. Важнейшую роль в стабилизации ситуации сыграло также духовенство, сумевшее взять под контроль умы и сердца молодёжи и направить их в русло традиционного ислама, характерного для Дагестана. Дала плоды и планомерная и масштабная работа системы образования – от детсадов до вузов.

Определённую роль в снижении террористической активности в нашем регионе также сыграли трагические события в Сирии, куда уехали наиболее одиозные члены экстремистских организаций и там были уничтожены.

Однако, несмотря на нынешнюю стабильную ситуацию, к сожалению, всё ещё невозможно утверждать о полной ликвидации угроз для нашей республики и государства в целом со стороны экстремистских организаций. Говорить о стопроцентном уничтожении террористического подполья пока нельзя. Поэтому правоохранительным органам совместно с общественностью нужно продолжать бороться с этим явлением и совершенствовать методы работы, чтобы сохранить мир в нашем многострадальном регионе».

* Запрещённая в России террористическая организация.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах