Примерное время чтения: 5 минут
360

На стульях усидим! Что будет с мебельным рынком после санкций?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ Дагестан Новая сцена 23/03/2022

Иностранные бренды массово покидают Россию, среди них и такой гигант, как ИКЕА, чьи магазины работали по всей России. Чем ответят наши производители?

Присматриваемся к экспорту

«Подумаешь, ИКЕА закрыли! У нас в Махачкале и не только есть много мастеров с золотыми руками, которые делают мебель на заказ. Я сам лично на прошлой неделе заказал шкаф-купе знакомому мебельщику и по старой цене. И нам всё равно, что какие-то крупные европейские мебельные фирмы ушли с российского рынка. Мы без мебели не останемся», – машет рукой местный житель Асхаб Мурадханов.

Дагестан сегодня – один из регионов, где мебельное производство успешно развивается. По данным министра промышленности и торговли Низама Халилова, объём отгруженной мебельной продукции в респуб­лике за 2021 год превысил 1 млрд рублей, что на 10,3% выше показателей предыдущего года. Более того, республика намерена продавать свою продукцию на экспорт – в соседний Казахстан. Казахские импортёры в начале марта посетили несколько предприятий мебельной промышленности, чтобы оценить процесс производства и примериться к ценам.

«Когда я только начинал заниматься этим бизнесом 17 лет назад, было сложно, – признаётся директор мебельного производства Абдурахман Омаров. – Тогда у меня не было возможности делать большие вложения, было проблематично найти подходящую площадь. А ещё высокая арендная плата и высокие затраты на оборудование. Мастеров с творческим подходом к делу, технически подкованных очень сложно найти. Сейчас, учитывая конкуренцию на рынке мебели, нужно постоянно вкладываться в модернизацию и развитие. Это позволит закупать сырьё в больших объёмах по сниженной оптовой стоимости и дооснастить производство современным оборудованием и инструментом. Плюс расходы на развитие бренда и рекламу. Если было бы кредитование под льготные проценты, то нам было бы легче. Мебельное производство – это большие инвестиции, и отдачи надо ждать более длительное время».

По словам руководителя мебельного цеха Малика Сулейманова, Дагестан работает в средней ценовой категории, и санкции или «самоликвидация» из страны мировых мебельных фирм никак не отразятся на их работе.

«Буквально 5–10% от общего запроса бывает на дорогую мебель. Например, кухни от 400-500 тыс. Все комплектующие для дорогой мебели (ручки, замки, доводчики) делают Китай и Италия. Все ручки, замки, доводчики есть. Китай в этом плане очень выручает, хотя из-за пандемии стоимость доставки выросла на 30–40%. В последнее время появились и российские комплектующие, но по качеству они уступают даже китайским. А что касается дерева, оно российское и хорошего качества. Чистое дерево заказывают редко, потому что МДФ (древесно-волокнистая плита средней плотности. – Прим. ред.) стала хорошего качества, но, на мой взгляд, она гораздо качественнее смотрится, чем дерево, – говорит Сулейманов.

По его словам, вкусы дагестанцев поменялись – всё больше покупателей начинают заказывать дизайнерскую мебель. «Такой интерьер стал гораздо доступней. Если мы когда-то думали, что дизайнерский ремонт – это что-то дорогое, то сейчас рынок стал настолько разношёрстным, что начинающие дизайнеры готовы взять твою квартиру даже бесплатно. А ИКЕА была нам не нужна ни тогда, ни сейчас», – подытожил Сулейманов.

Кустарно, но качественно

Дизайнер интерьеров Магомед Бейбалаев считает, что сравнивать местных производителей мебели с таким гигантом, как ИКЕА, нельзя. Последние десятилетия они продумывают и развивают эргономику, дизайн и функциональность своей продукции, чего нельзя сказать о местных производителях.

«Все детали в фабричной мебели проверены всевозможными внешними факторами, и фабрика даёт гарантию в соответствии со всеми тестами. Местные же производители попросту не могут дать гарантий, так как все заказы индивидуальны и не находятся на производственном потоке, – объясняет он. – Тем не менее из-за новостей о санкциях покупатели пока в раздумьях».

«Цены взлетели сильно, – говорит дизайнер-визуализатор и менеджер по закупкам Арслан Курбанов. – Все в ожидании чего-то. Чего – сами не знают. Только вчера заказов хватало на полтора месяца, а теперь не знаю, что делать: все заказы, которые были оговорены, на паузе. Бизнес встал».

В Минпромторге готовы поддержать предприятия субсидиями и льготными займами.

Член общественного совета Министерства экономики и территориального развития РД Халил Халилов:

«В России мебельная промышленность очень развита. То, что раньше мы заказывали за границей, теперь делаем сами. Но при всём этом были какие-то кооперационные производственные смежные связи, особенно в части фурнитуры, фасадов. ИКЕА в принципе торговала не шведской мебелью. В подавляющем большинстве мебель была российского производства. В Дагестане производство мебели развито очень хорошо. По очень многим позициям мы закрываем свои потребности, а также поставляем нашу продукцию в регионы Северного Кавказа и не только. Она не такого крупного промышленного масштаба, а кустарного цехового, но довольно распространённого и делающего конкуретноспособную продукцию.

Конечно, без мебели не останемся, но разрыв производственных кооперационных связей с европейскими поставщиками и разрыв в логистических связях во многом будет усложнён и наложит отпечаток на производственные процессы. Думаю, что в течение полугода-года отрасль должна адаптироваться, и мы сможем обойтись без западного импорта».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах