135

Антитеррор. «И словом, и примером!»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. АиФ Дагестан Пан или пропан? 08/12/2021

В глобальном аспекте терроризм стал инструментом влияния для решения политических, экономических, социальных и других проблем. Инструментом борьбы за территории, материальные ресурсы и другие блага человечества.

Как бороться с современным злом под названием терроризм рассказала доктор философских наук, профессор кафедры теологии и социально-гуманитарных дисциплин Дагестанского гуманитарного института, член Экспертного Совета при АТК РД, Асият Буттаева.

«АиФ Дагестан», Саид Ниналалов: - Асият Магомедовна, исследователи, давая определение экстремизму и терроризму, на него проецируют происходящие террористические события в мире, в России и в Дагестане. Можно ли дать каноническое определение терроризма, при помощи которого легче будет решать, является то или иное преступление актом терроризма?

Асият Буттаева: - Думаю, всеобъемлющее определение дать практически невозможно, формы и методы терроризма меняются и обновляются всё быстрее и быстрее. Кто мог подумать в прошлом веке, что появится такая форма как компьютерный терроризм? Я понимаю он как предварительно продуманные непосредственные или опосредованные действия группы людей или одного человека направленные на уничтожение или устрашение человека, человечества, его культуры.

- В последние два-три года не раз звучали официальные заявления о полном уничтожении ИГИЛа*, но за это же время Талибан* захватил целую страну – Афганистан. Ушли ли старые и не появились ли новые опасности для дагестанцев, зачастую готовых искать новую, «правильную» жизнь, не понимая, во что ввязываются?

- ИГИЛ* не уничтожен с планеты. Щупальца, которые идут к нам от ИГИЛа*, если даже мы отрезали, то видимые, а невидимые ещё, думаю, остались. А людей, наивных, невежественных очень легко обмануть. А Талибан* – опасность не новая, он уже властвовал в Афганистане около 20 лет назад. Пока каких-то попыток проникновения в Дагестан его идеологии я не видела.

 

- После событий в Кизляре в 2018 году в Дагестане не случалось терактов, насколько я знаю. Начались разговоры, что террористическая угроза в Дагестане свелась к нулю. Насколько это близко к истине, ваше мнение?

- Я тоже надеюсь, что динамика терактов идёт к спаду. Это когда-нибудь должно было закончится, и скорее всего, это результат совместных усилий многих государственных структур. 

Сегодня экстремистская деятельность разных группировок минимизирована, но полностью не искоренена.  Я думаю ещё далеко до этого. Существуют масса социальных проблем среди населения, связанных с безработицей, демографией, усиливающей ситуацией в наркоторговле и так далее, которые держат в напряжении общество.

В последние годы экстремизм и терроризм как деструктивные социальные феномены, имеют несколько иную окраску, они стихли, но не исчезли. Они научились маскироваться, превратились в некие «спящие, трудно распознаваемые ячейки» и так далее.

- Как решить проблему сирийских «возвращенцев»: женщин, детей?

- Проблема сирийских возвращенцев и их обустройство — это ходьба впотьмах. У нас мало опыта работы в этой сфере. С большим трудом, прилагая неимоверные усилия мы их возвращаем, передаём родным, оформляем опекунство (тоже хорошие деньги). Но в большинстве случаев с ними работать очень тяжело.

Я знаю семьи, где живут с близкими родными возвращенные из Сирии дети. Эти дети с трудом общаются с родными. Оживляются, когда мама из Сирии звонит. К большому сожалению, мы пока не имеем материальных возможностей к таким детям, женщинам привязать профессиональных психологов, которые будут целенаправленно, ежедневно с ними работать, а это требуется.

- Каждый год проводится множество антитеррористических мероприятий – лекции, круглые столы, семинары, встречи.  Есть ли от них действенный эффект? Насколько всё это полезно?

- Да, каждый год проходят множество различных мероприятий по этим вопросам. И у меня создаётся ощущение, что где-то эта проблема нарочно раздувается, многое из года в год дублируется. Эту проблему удается купировать другими способами.

- Для профилактики терроризма очень важно выловить и остановить человека, идущего не в ту сторону, вовремя. Есть какие-то способы, механизмы?

- Старые, открытые методы борьбы, с применением силы, сегодня невозможны. Нужны другие методики, механизмы образовательно - просветительского характера. Должны внедряться в работу, по этому направлению, согласованные действия государственно- конфессиональных структур.  На мой взгляд, похвальны усилия муфтията и нашего муфтия в этой работе. Роль и значение теологов в этой работе оценил и приветствовал и Глава Дагестан Сергей Меликов.

Я работаю с молодежью, преподавала и преподаю в вузах республики. И думаю, что вопреки всяким разговорам, буду объективно оценивать работу муфтията и тех образовательных организаций, находящихся в Махачкале, попечителем которых - муфтият. Это в основном Дагестанский гуманитарный институт, Медицинский колледж имени Сайфулла-кади Башларова, Гуманитарно-педагогический колледж.

Так вот, за все время функционирования этих образовательных учреждений, ни одного случая участия их студентов в каких-то правонарушениях не было. Там воспитательную работу проводят не на словах, а на деле.

Студенты этих заведений – активные волонтёры, тесно контактируют с благотворительным фондом «Инсан», развозят нуждающимся продукты, они вовлечены в экологические рейды, студентов курируют знаменитые спортсмены.

То, что в магистратуре ДГИ учатся такие известные люди, как Гайдарбек Гайдарбеков, получивший золото  на Олимпийских играх в Афинах, 2004 году, ныне заместитель министра спорта РД, Энрик Муслимов - министр по национальной политике и делам религий, помощник Главы республики, представитель аппарата АТК в РД в горном территориальном округе Сайпудин Сайпов и многие другие, мы афишируем для того, чтобы студенты видели какие известные люди совершенствуют свои светско-конфессиональные знания. Молодежь сидит рядом с ними на занятиях, общается- для них это сильный вдохновительный стимул.

Помимо этого, мы приветствуем посещение учащимися пятничного намаза. Почему бы нет. Проповеди, которые там читаются очень даже действенные, моральные, просветительские. И это лучше доходит до сердца, чем замечания других людей. Ничего противоестественного в этом нет. Да, это наш менталитет.

- А вот те алимы, которые читают проповеди, насколько они правильно дают информацию? Насколько они образованы?

- Вы знаете, я стараюсь, не только в сетях, но и вживую, слушать выступления наших алимов. Вижу, как из года в год улучшается качество и содержание таких выступлений. Они владеют не только религиозными знаниями. Очень много компетентных, эрудированных алимов в Дагестане. Отмечу, в Дагестане! Я бы рекомендовала всем общественникам, учителям школ послушать проповеди нового председателя муфтията Мухаммада Майранова. Насколько злободневные проблемы нашего общества он поднимает и дает правильные советы их решения.

Особо хочу отметить внимание и озабоченность муфтия Дагестана, шейха Ахмеда Абдулаева, к проблеме терроризма и экстремизма - он считает образование, просвещение. Муфтий, обращает очень серьезное внимание на получение светских знаний алимами, которые учатся заочно, и муфтий лично интересуется их учёбой. Активен он и в светской среде. Его встречи с интеллигенцией народов региона, да и не только – лучший образец работы в этом направлении. Люди показывают работу и словом и делом!

Кстати, в Болгарской исламской академии очно, заочно в магистратуре и в докторантуре учатся более 20 дагестанских ребят. Там учатся и с республик Средней Азии, Татарстан, Башкортостан и так далее. Так, по единодушному мнению преподавателей и ректора этой Академии, наши ребята лучшие и это из года в год. Воспитанные, адекватные, старательные в учёбе. От них никакими противоправными делами никак не пахнет. После окончания магистратуры, докторантуры, некоторые поступают в светскую аспирантуру. Например, я научный руководитель трех аспирантов, которые учатся на кафедре «Истории и теории религии и культуры» в ДГУ.  Они закончили магистратуру в ДГИ. Считаю, что об этом нужно часто говорить в СМИ.

- Цепочка событий -  в метро в Москве, в Ватутинках - не новая ли это волна так сказать мелкого терроризма?

- Я бы хулиганские действия не воспитанных парней не считала бы новой волной. Это недостаток воспитания дома и в школе. До сих пор была слабо организована работа в министерстве образования и науки РД. Очень надеюсь, врио министра Яхья Бучаев в этом плане активизирует работу в школах, колледжах, училищах, и разбирается в этих вопросах.

- Как поймать момент, что человек начинает вовлекаться в идеологию религиозного терроризма?

- Я бы не стала говорить «религиозный терроризм». Правильнее будет «псевдорелигиозный терроризм». Поймать момент вовлечения - задача очень трудная.  Даже родные не замечают какие изменения произошли с психикой ребенка. Я помню случай, когда отец, заметив неладное с сыном, бросил работу, дом и уехал с ним на Север. И это было правильным решением. Он спас сына, оторвав его от негатива, поместив в благоприятную среду. К сожалению, так могут не все.

Нам очень нужны специалисты в этой области, знающие природу экстремизма и терроризма, просто необходимы грамотные психологи, которые работают во всех сферах социальной жизни. Нам нужны образованные, компетентные люди в госструктурах, разбирающиеся в основах вероучений ислама, православия, иудаизма.

* Запрещенная в Российской Федерации террористическая организация.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах