aif.ru counter
481

Хаотичная застройка Махачкалы. В этом нет вины градостроителей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. АиФ Дагестан Глава окончена 07/10/2020

Архитектура во многом отражает и воплощает наше мировоззрение. То, как выглядит сегодня столица республики, может многое рассказать о нас самих. Что делать с хаотичной застройкой и почему дёшево – это не всегда плохо, мы говорим с архитектором-дизайнером Ренатом Абдуллаевым.

Деньги или стиль?

Ума Саадуева, «АиФ Дагестан»: – Ренат, чем отличается архитектор от архитектора-дизайнера?

Ренат Абдуллаев: – Архитектор занимается разработкой концепции зданий и сооружений, и проектировать он должен с учётом конструкций здания, чтобы оно не развалилось и не выбилось из общего строительного облика города. Дизайнер же делает интерьер здания эстетичным и удобным для человека. Он должен использовать технические и художественные приёмы, которые помогут создать уютное и функциональное пространство.

– Часто ли дагестанцы прибегают к услугам дизайнеров? Есть ли у них вкус и часто ли вам приходится исправлять ошибки в оформлении интерьера?

– У дизайнеров клиентов хватает, но бывает так, что после обращения к некомпетент­ным специалистам, которые готовы были дёшево сделать работу, приходится переделывать проект. Что касается вкусов и предпочтений, то в нашей республике любят классику и в архитектуре, и в дизайне интерь­е­ра. А на Западе и в странах Европы предпочитают современные стили, например, хай-тек, минимализм и так далее.

– Зодчий выполняет задачи заказчика, как правило, частного инвестора. Беспокоит ли вас, как специалиста, влияние на городскую архитектуру вкусовых пристрастий заказчика? Ведь кто платит, тот и заказывает музыку.

– На самом деле архитектор никогда не имел свободы в проектировании – он всегда был ограничен окружающей средой, технологическими возможностями, градостроительными ограничениями и потребностями общества. Мы и сегодня стеснены в этом. А ещё есть и финансовый вопрос.

– Качественная архитектура – удовольствие недешёвое. Может, в этом причина того, что хорошей архитектуры в городе меньше, чем должно быть?

– Дорого не значит лучше. Взять, к примеру, Роттердам в 1950-е годы. После Второй мировой войны он был полностью разрушен, и существовала острая необходимость в создании домов для большого количества людей. Безусловно, денег на это не было – после войны ни у кого вообще не было средств. Но архитекторы сумели создать новый облик города и возвести множество качественных недорогих сооружений, которые и сейчас выглядят красиво, качественно и функционально.

– Но мы живём не в Роттердаме, а в провинциальном городе…

– Речь в данном случае идёт не о деньгах, а о том, как ты к этому относишься. Тут на первый план выходит более глобальная миссия, а потому и разумные решения всегда находятся. Деньги – это не критерий качества архитектуры. Стоимость её возведения в первую очередь должна быть разумно обоснованной.

Ужасы нашего городка

– Но местами Махачкала выглядит просто уродски...

– Я не согласен с тем, что архитекторы довели город до такого состояния. Проблема в том, что у нас в основном строят здания вообще без проекта и разрешения на строительство. В этом нет вины градостроителей.

Махачкала – социально-пространственный город, и здания, которые в нём стоят, появляются в результате сложных процессов, как правило, коммерчески обусловленных. Чтобы не допустить превращения городов в пространство для одной только коммерческой деятельности, свою важную роль должны играть власти. У столицы должны быть реализованы социальные функции. Созданы новые жилые кварталы, но не за чертой города, а в исторических районах, в результате преобразования существующего пространства. Важно при этом не уничтожить существующую «городскую ткань», а развить и объединить её с новыми структурами. Важно сохранять не только красоту, но ещё и работать с «уродством», как с частью архитектурной истории города. Очень эффективной в данном случае оказалась бы кооперация специалистов. Архитекторам надо объединиться с теми, «кому есть до этого дело». Когда к возможностям дизайнера добавляются компетенции других специалистов, результат их совместной работы позволяет объединить лучшее из того, что наработано во всех этих областях.

Фото: Instagram

Практически все города строят по Генеральному плану, а в нашем городе хаотичная, уплотнённая застройка с нарушением всех норм.

В Махачкале мало парков, зон отдыха для горожан, новостройки построены без дворов и парковок, дороги в ужасном состоянии... Перечислять можно долго. Если соблюдать градостроительные нормы и правила строительства и чётко следовать согласованному Генплану города с участием профессиональных архитекторов, учитывать их замечания и предложения, то возможно изменить ситуацию. Необходимо коллективно доработать Генплан города. Главное – оставаться гибким в заданных рамках. Городское планирование даёт хорошие результаты только тогда, когда в нём есть место импровизации.

– То есть урбанизировать процесс?

– Верно, ведь урбанизм – искусство работы в условиях, когда вы не наделены властью и не в состоянии контролировать условия. Так что крайне важно слышать все голоса и мнения, звучащие в процессе планирования. Необходимо найти способ объединить все силы, которыми вы не управляете, в проекте, не ухудшив при этом его качества. Так что мой совет властям, коллегам и всем, кто имеет к внешности города хоть какое-то отношение, – побольше гибкости и креативности.

Виновато общество?

– В облике нашей столицы есть и вина горожан: вандалы ломают фонари, разукрашивают стены зданий, разбивают урны и лавочки. Другие «украшают» его объявлениями. Как можно решить эту проблему?

– Вводить серьёзные штрафы за несанкционированную рекламу, наказывать рублём и хорошим уголовным сроком за вандализм. Сегодня всё больше жителей говорят, что их не устраивает современная городская среда, но сами ничего не делают, чтобы поддержать её, спасти. Понятное дело, что в районах новостроек неуютно, почти нет маленьких кафе, парков, театров и других культурных пространств, гигантские жилые муравейники, разделённые пустыми пространствами, плохо действуют на психику и не способствуют здоровой коммуникации. Но общество не должно закрывать на это глаза или, ещё хуже, обострять ситуацию. Происходит варварство. Посмотрите, как восстанавливают памятники архитектуры – реставраторы не в состоянии продолжить метр утраченного карниза. О чём тут можно говорить?

Досье
Абдуллаев Ренат Магомедович. Архитектор-дизайнер, член Союза архитекторов России. Окончил Санкт-Петербургский Государственный архитектурно-строительный университет (СПбГАСУ) по специальности «архитектура». В 2019 г. окончил Дагестанский Государственный технический университет по специальности «государственное и муниципальное управление» (ГиМУ). В 2016 г. работал в Администрации г. Махачкалы в Управлении архитектуры и градостроительства.

Увы, в сегодняшней архитектуре очень сложно найти какую-то ценность. В книге английского писателя Джеймса Балларда «Высотка» говорится о социальном одичании, варваризации людей в современном доме. Сама форма здания, его нечеловеческий размер предопределяют поведение человека, возникновение классового разделения и вражды. Наверное, что-то подобное можно будет со временем написать и о махачкалинских жилых районах. Но вопрос остаётся открытым – что делать с этим и как бороться?

– Как вы думаете, кто победит – застройщик, который хочет строить побольше и подешевле, или гармония и качество?

– Это вопрос некоего пространственного уважения. Нужны меры регулирования, тогда будет возможен постепенный возврат к нормальному «гуманному» строительству. А когда люди научатся договариваться, станет возможен и возврат к красивой, комфортной Махачкале.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах